Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Шлемазл

  

Этот человек притягивал к себе неприятности. У него была сложная фамилия, включающая буквы ч, щ и много других согласных. Поэтому его звали по имени. Имя было короткое, но тоже непростое. Я видела, как медсестра прочла его карточку, пожала плечами, поискала глазами в очереди нового – незнакомого пациента и дружелюбно спросила:
   - Ты Пидор?
   Он неуверенно кивнул. Он готов был на все, чтобы избежать осложнений, но это ему не удавалось. Мы сделали ему КТ. Диск полетел. Удалось спасти все файлы кроме Фединого. Его вызвали на повторную процедуру. Поликлиника отказалась оплачивать повторное КТ., рентгенщики отказались делать процедуру бесплатно. Вопросы: «кто виноват?» и «что делать?» реяли на всех уровнях, вплоть до дирекции больницы. Ему сделали, наконец, новое КТ., но на радостях забыли ввести в вену контрастное вещество. Федя - говорил ему техник - лежите спокойно и не двигайтесь, мы кончим через пять минут. И прибор немедленно ломался, так что бедного Федора приходилось стаскивать с высоты полутора метров, подставляя стул, поставленный на табурет. Единственной его удачей была легкая форма его болезни, которая, по-видимому, обещала ему полное выздоровление, но для равновесия он хворал десятком других – не смертельных, но противных болезней вроде геморроя и астмы. Он был новым репатриантом с Украины но жил почему-то в эфиопском центре абсорбции. Он горько жаловался на сырую, темную и неудобную комнату, в которой его поселили и на жестокость начальства, которое хочет его оттуда выселить. Но почему же, почему – надрывалась я – вы хотите там жить? Ведь там сыро? «Я там привык» - отвечал мне Федор.
      Как ни странно – он не был одинок. В своей эфиопской дыре он жил с женой и почему-то с десятилетним сыном, хотя ему было шестьдесят пять лет. Но Федя не подлежал ни логике жизни, ни – тем более – логике цифр. На него не распространялись даже элементарные законы физики. Эфиопов - и Федю с семьей - повезли забавлять на Мертвое море. Казалось бы, что плохое может выйти их этой развлекательно - оздоровительной затеи? Но вышло! Федю не предупредили и он, подобрав подходящее место, прыгнул в море вниз головой. И нырнул. Он не врал. На следующий день он пришел на облучение с женой и с обожженными солью кроличьими глазами. Жена подтвердила эту фантастическую историю. Не знаю, как во времена царя Ирода, но в Новое время, случаев ныряния в Мертвом море, по-моему, не зарегистрировано. Однако невезучесть – великая сила, иногда почти сверхъестественная
Я была готова ко всему.
Тем не менее, однажды под вечер Федя поразил меня, когда сообщил печально, что его лечение сокращают из-за того, что ускоритель отправляют на проверку, кажется в Димону. Федя удалился по коридору, а я остолбенело смотрела ему вслед. Невозможно было вообразить, что тонную махину ценой в несколько миллионов долларов выкорчуют из пола и зачем-то отправят в другой город. Но вот же человек говорит… Я ворвалась в комнату, из которой только что вышел Федор и спросила, что ему сказали. Cказали, чтобы одевался побыстрее. Физики просили отдать им сегодня ускоритель для проверки пораньше. В сознании Феди израильская физика была накрепко связана с городом Димона. Но ведь ни слова протеста! Увозят - так увозят. Видимо, он был фаталистом. Бедный Федя! Надеюсь, он, по крайней мере, выздоровел.
Tags: Онкологические рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments