Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Отчет для тех, кто не смог приехать

Вчера была презентация  "Коробочки монпансье". Дорогие мне люди съехались из других городов. Заметьте - во мраке, в ливень и под завывание ветра. А еще удивительнее, что пришли незнакомые. Впервые увидела читателей, которые не друзья и даже не друзья друзей, а просто незнакомые люди. Чуть не половина зала оказались героями моих рассказов. Уже писала о них, и еще напишу.
Говорили только хорошее. С другой стороны было бы странно прийти на творческий вечер и сказать: "автор дура, пишет плохо и только зря у нас с вами время отнимает!" Бонтон, конечно, своего требует...
Я сказала:

"Добрый вечер!  Сегодня Иерусалимский литературный клуб, а коротко говоря, Игорь Бяльский, организовал представление моей новой книги "Коробочка монпансье". В одном месте я даже прочитала, что это "Творческий вечер".
В моей жизни — это экстраординарное событие. Я безмерно благодарна за него Игорю. Каждый любит проговорить про себя. Люди для этого приглашают гостей, накрывают стол и ожидают паузы в застольной беседе, чтобы, наконец сказать: "А я…"
А мне такая возможность предоставлена совершенно легально
Меня зовут Нелли. Многие из вас, вероятно, об этом уже догадались.  Родом я из Тбилиси. Родители мои родились в Украине. Дед – в никому не известном тогда, а позже прогремевшем на весь мир, Чернобыле. Моя семья – мама с папой, мои сын и дочь, зять и невестка, и шестеро их детей, и брат со своей женой и детьми. В девяностом году мы с мужем и детьми приехали в Израиль. В Тбилиси мы с Левой закончили физический факультет и через пару лет жизни в Израиле начали работать в онкологическом отделении больницы Хадасса. Я и до сих пор там работаю, а Лева умер от рака 8 лет назад. Мы прожили вместе тридцать пять лет. Причем жизнь складывалась так, что мы не только вместе жили и отдыхали, но и вместе работали. Фактически, мы никогда не расставались – и вот – Лева умер. Дети наши были к этому времени уже взрослыми – сын женат, дочь замужем. И я немного растерялась. Смысл жизни, о котором нормальные люди в быту не задумываются, стал для меня вопросом, маячащим где-то на периферии сознания. Совершенно лишний вопрос, на который не бывает удовлетворительных ответов. Если вы не подросток и не профессиональный философ, то размышления на это тему - веская причина повидаться с психиатром. Но все люди созданы по-разному. Оказалось, что я могу уклониться от объятий психиатра, записывая на память смешные истории, которые Лева рассказывал в хорошую минуту. Так я начала писать короткие рассказы. Это занятие мне ужасно понравилось. И что особенно необычно – понравилось и моим читателям в Живом Журнале. Некоторые хвалили мои рассказы, встречая их в Живом Журнале и даже призывали меня издать книгу. Но дети резонно объяснили: "Ведь и ты хвалишь их рассказы? Так принято в вашем мире" - и я успокаивалась.
Однажды, судьба свела меня с настоящим Писателем. Некоторое время я крепилась, а потом, робея и заикаясь, попросила его почитать то и се… И он велел книгу сотворить. И даже сказал: "Это литература"
Тогда я решила книгу издать. И обратилась к своей хорошей знакомой, которая с тех пор стала одним из ближайших моих друзей. Блестящей переводчице, настоящему знатоку русского языка, тонкому и деликатному редактору и отличному человеку Рахель Торпусман. И Рахель издала мою первую книжку.  Горжусь тем, что моя книга "Очень маленькие трагедии" стала первой книгой ее издательства. Но не думайте, что человек может по своему выбору писать, или не писать. После того, как появились три рецензии на "трагедии", я закусила удила. Наш ответ Чемберлену был совершенно очевиден. Мы с Рахелью немедленно стали строить новую книгу. Я назвала ее "Коробочка монпансье". Тут уж я осмелела. Если в первой книге были только рассказы о том, что действительно случилось в жизни, то во вторую я позволила себе вставить сказки, поблуждать по разным эпохам и странам, припомнить Жофруа Рюдейля, принца Гэндзи, порассуждать о Гекате, покритиковать Куприна, пофантазировать о том, кто строил второй Храм, порассуждать о стойкости Иерусалима, вообразить, как в начале двадцатого века просвещенные люди представляли себе будущее России, прикинуть, что лежало в основе Манифеста коммунистической партии и вообще оторваться по полной программе. Эту книжку каждый может полистать и даже купить. А кому положено, разумеется, получить в подарок."

Еще говорили Бяльский, Иличевский, критик Копелиович, Рахель Торпусман и мой соавтор по другой книге Исаак Розовский. И все, как сказано выше, держались бонтона.
Гена спел две песни Окуджавы, я почитала рассказы, книжки все раскупили - тем дело и кончилось.
Огромное спасибо приехавшим издалека. И особенно Лее Халанай и Мише Черейскому. Я уже несколько лет хотела с ними увидеться, и вот - удалось. Говорите теперь про воображение писателя - в воображении они были какие-то замороженные, а в жизни симпатичные и совершенно свои.
Tags: Книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →