Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Ундина

Когда-то мы с Левой жили в маленькой, но очень уютной квартирке на четырнадцатом этаже. Даник начал там ходить и на моих глазах доковылял с большим отцовским молотком до балкона и с удовольствием уронил молоток мажду прутьев балконной решетки прежде чем я успела добежать до него и предотвратить это ужасное действо. Я могла только стоять и следить как молоток стремится к земле с подобающим случаю ускорением, и неистово надеяться, что в нижней точке своей траеткории он соприкоснется не с соседской головой или машиной, а непосредственно с дворовой травкой. Так оно и вышло и я, потеряв дар речи, уселась прямо на пол и прижала к себе своего неразумного годовалого дитятю.
Мы очень любили эту квартиру. У нее были только два недостатка: когда оба лифта не работали, возвращаясь с работы домой, я поднималась по лестнице, неся на одной руке ребенка, а на другой рабочую сумку, авоську с молоком и хлебом  и увесистый пакет с детскими штанишками и пеленками. Нечего и рассказывать, что уже с седьмого этажа у меня из глаз лились слезы и каждая следующая ступенька казалась безнадежно-непреодолимой. Мысль оставить сумки на лестнице, поднять домой ребенка, запереть его одного, потом спуститься и снова подняться с оставленным грузом вызывала уже не просто слезы, а настоящие рыдания. Но как бы то ни было, такое случалось и преодолевалось, хоть и не часто.

Вторым недостатком квартиры было то, что при сильном ветре дом раскачивался и стекла страшно дребезжали, обещая вот-вот вывалиться вмеске с балконными дверями. Разумеется, ночью в таких случаях света не было, и огонек свечи жутко колебался под ветром, проходящим в незаконопаченые щели. Один раз, когда Лева был в командировке, в такую ночь я отчетливо представила, как ветер, выдавив стекло, опрокинет свечу и вызовет пожар. Я положила возле себя большой плед, чтобы закутать ребенка, паспорт и кошелек и в полной готовности бежать из горящей квартиры ... заснула.

Однажды ночью к нам в дверь позвонили. Я всегда успеваю оказаться у двери или звонящего телефона раньше других и тут я открыла  еще прежде чем Лева проснулся
. В дверях стояла девушка. Она была босиком и в ночной рубашке. В руке она держала маленькую веточку цветущей яблони. За окном стоял март. Я машинально посторонилась и она вошла в комнату. К этому времени и Лева в трусах выглянул из спальни, и мы с ним наблюдали как незнакомая полуголая молодая женщина неторопливо идет к балконной двери, открывает ее и выходит наружу. Тут мы вместе одновременно смекнули, что на нашем балконе нет абсолютно ничего привлекательного кроме перил, отделяющих четырнадцатый этаж от пустоты. Мы с криками бросились за ней и вдвоем силой втащили ее назад в комнату. Она слабо сопротивлялась и ужасно дрожала. Я мигом сунула ее в свою постель и под одеялом она затихла. Сама я залезла под одеяло к Леве и мы шепотом (чтобы не разбудить спящего ребенка и задремавшую Ундину), обсуждали наше положение. Мне, разумеется, досталось за открывание дверей незнакомым людям среди ночи - но шопотом!
Как только начало рассветать Ундина встала и сказала:
-Я пойду!
Я сунула ее ноги в какие-то тапочки, обрядила в какую-то кофту, сама надела пальто и мы вышли. Жила она совсем близко - через дорогу. Мы дошли до какого-то дома барачного типа, она вернула мне кофту, сказала, что ее зовут Аней и ушла в длинный коридор с множеством дверей. Только при свете дня я разглядела у нее на шее несколько синяков - девочку душили или просто били. Я запомнила адрес и имя и несколько дней пыталась привлечь внимание милиции и психодиспансера, но меня высмеяли по всем телефонам. Больше я ее никогда не видела...
Может быть потому, что она была не моей соседкой, а духом девушки, умершей из-за несчастной любви...
Tags: Мистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments