Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Кассовый сбор

Однажды - в самом начале моей второй жизни - мне жутко повезло! Мне предложили на послеобеденное время место кассирши в небольшом продуктовом магазине. До двух тридцати я занималась на курсах переквалификации, а с трех меня поджидал стул за кассой в густо религиозном районе Малот Дафна. До меня это место занимала моя подруга, которая утром училась на курсах подготовки к экзаменам по медицине. Она успешно сдала эти экзамены, получила лицензию врача и работу в больнице, и подарила лакомое местечко мне. В свою очередь и я, сдав свои экзамены и получив место в Хадассе, не оставила кассу на произвол судьбы, а передала ее своей невестке, которая шла этим же не совсем тернистым, но и не усыпанным розами путем.
 После окончания учебы у меня было полчаса, чтобы самым быстрым шагом дойти до места работы. Иногда по дороге мне встречался почтенный бородатый еврей среднего возраста с короткими пейсами, одетый в аккуратно перепоясанный черный лапсердак. Обыкновенно он предлагал мне зайти к нему домой выпить стакан кофе. Я вежливо отказывалась. Он не настаивал. К трем я успевала подойти к дверям и присутствовала при том, как управляющий  открывал магазин  после перерыва.
Эта работа запомнилась мне, как место, где я добилась самого большого в своей жизни успеха. За две или три недели, нисколько не напрягаясь, я запомнила цены на подавляющую часть товаров, которыми торговала. А ведь память моя устроена таким образом, что я не запоминаю ничего, кроме стихов. Я никогда в жизни не помнила постоянную Планка или число Авогадро, и даже логарифм двойки был для меня пленительной загадкой. Но цена котеджа девятипроцентной жирности производства компании Тнува была мне таинственным образом известна в любое время дня и ночи. А там продавались сотни продуктов и еще всякие предметы для уборки, мыла, мочалки и зубные щетки всех размеров и конструкций.
Более того! Несмотря на полное отсутствие зрительной памяти я запомнила большую часть клиентов, которые пользовались кредитом у хозяина магазина и даже их многочисленных детей. Так что никогда не путала гверет Розенфельд с гверет Зонненблик, а четвертого сына Шварцев с похожим на него шестым сыном Штернов.
Я сразу же без вопросов находила нужную карточку и вписывала в нее без ошибок сумму, на которую  была сделана сегодняшняя покупка.  За это на исходе пятницы (по пятницам я работала с утра до двух), управляющий награждал меня кексом и бутылкой виноградного сока. И то, и другое с удовольствием принимали мои дети, почти не видевшие тогда никаких лакомств и сладостей.
Кроме того, я получала зарплату, которая составляла пятьсот шекелей в месяц. Как раз сумма, необходимая, чтобы заместить горькую нищету  благородной бедностью. Ну и самое интересное - я видела там жизнь харедим изнутри. И главной учительницей моей была вторая кассирша Хая. Она меня очень жалела за то, что я была не религиозна и мой муж даже не дал мне ктубы, которая защитила бы меня в случае развода. Самой ей муж дал не только ктубу, но и гет. Она жила с детьми у своей мамы, порядочной мегеры и не получала даже алиментов. Но этого она не замечала. Ее рассказы  потом годами составляли фонд моих лучших историй за семейным столом и в гостях. Один из них приведу.
Хая рассказала мне, что она первый раз в жизни была на театральном представлении.  Приехала труппа из Бней-Брака, вполне одобренная иерусалимскими раввинами, во всяком случае теми, которые были авторитетами в Малот Дафна. Она волнуясь и захлебываясь рассказывала  ужасно трогательную историю, которая произошла во время войны. Маленькая еврейская девочка осталась без родителей и выросла не зная, что она еврейка. А потом (медальон на шее? письмо в пожелтевшем конверте? свидетельство маразматической соседки?) она
узнала, что ее семья живет в Израиле. И приехала, чтобы увидеть своих родных. Она успела встетиться с матерью, лежавшей на смертном одре и расцеловать ее прежде чем старушка испустила дух. Тут Хая критически посмотрела на меня и  сказала другим голосом: "Ты понимаешь, это трудно объяснить - на самом деле она не умерла! Это только как-будто... Когда мы хлопали она вышла и поклонилась. Ее играла актриса. А умерла мама той девочки - это разница!
Но нам всем очень понравилось!"
Tags: Иерусалим, Образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments