Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Подумать только!

Лева рассказывал мне, что когда он был маленьким, мысли у него были простые и коротенькие. И он мог думать только одну мысль зараз. Его мама устроилась на сменную работу и отдала его в круглосуточный детский сад. Она очень боялась момента расставания. А Лева увидел во дворе полосатую кошку и вытянув ручки побежал за ней. И забыл про маму. А когда она пришла через шесть дней - то вспомнил.
Девочки устроены не так! Я отлично помню свои длинные и изощренные размышления о том, как назначают пол новорожденному ребенку. Я знала, что ребенка вынимают из маминого живота в больнице. И это казалось вполне нормальным. Но мне было очевидно, что родится он голым. А значит нельзя определить по одежде, мальчик это или девочка. Я-то конечно отлично знала, чем отличаются младенцы мальчики от девочек, но считала эти подробности неприличными и не могла допустить, что взрослые люди, а тем более врачи, обращают такое серьезное внимание на различия писательного аппарата. Еще помню, что взрослые говорили между собой обиняками, когда по их мнению дело касалось вещей, которые мне знать не полагалось. Я хорошо понимала их иносказания, а также и то, что мне не следует демонстрировать свое понимание. Правда, в особо важных случаях они переходили на идиш, а тут уж ... против лома нет приема!
В детском саду я изредка, по просьбе воспитательницы, пока она болтала с воспитательницей другой группы, читала детям сказки из большой потрепаной книги с картинками и из-за этого пользовалась репутацией вундеркинда. Но, по правде говоря, успехи мои в том, что другие дети делали безо всяких усилий, были более чем скромными: я не умела рисовать, очень посредственно танцевала грузинские танцы и никогда не бегала так быстро, как другие
В школу я, как и все мои сверстники, пошла в 7 лет. Размышления мои в первом классе были сложными и многоступенчатыми, ответы складными и пространными, но руки никуда не годились. И написать ими хотя бы положеные крючки и завитушки, которые красиво назывались "элементами букв" я  очень затруднялась. Тем более, что лучшие каллиграфы класса переходили с карандаша на чернила. Им покупали деревянные тоненькие ручки и перышки N11. У них были изумительные чернильницы невыливайки - у некоторых пластмассовые, у более удачливых - стеклянные, а одна девочка даже имела фаянсовую, с надписью "Таня, учись, трудись, за пятерки борись!" А я писала каракули карандашом и завоевывала репутацию отличницы с тяжелым отставанием по чистописанию. В конце концов, учительница под давлением программы и моих умоляющих взглядов позволила и мне перейти на чернила и это осложнило мою жизнь на несколько лет вперед, пока нам не разрешили использовать авторучки, а в старших классах и  шариковые.
Учителя относились ко мне хорошо, хотя я, зазнайка и задавака, явно этого не заслуживала. Единственное мое преимущество перед другими детьми было то, что я читала необязательные книги, постоянно думала о разных не заданых предметах и знала ответы на неожиданные вопросы. Однажды, Маргарита Владимировна вызвала меня написать на доске фразу, которую она продиктовала. Я написала две непараллельные корявые строчки спускающиеся под разными углами к правому краю доски: Джамбул, ты советской эпохи Баян!  Маргарита Владимировна посмотрела на меня удивленно и спросила
: "Что такое Баян?"
Я ответила:
- "Древний русский сказитель."
Она сверилась с книгой из которой диктовала, подумала и сказала:
- "Правильно! Это такой аккордеон!"
Tags: Образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments