Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Иск

Доктора зовут Ховав. Имя это означает любимый, а также дилетант. Впрочем, судите сами...
Ховав высокий, очень худой и сутулый. Он кажется исключительно неловким и неуклюжим, хотя, по слухам, служил в каких-то элитных спецчастях.
Правда, спортом он, конечно, занимается. Собственно никто никогда его и не видел ни в какой другой одежде, кроме утратившей форму и цвет майки и шортов, в которых он приезжает в больницу на велосипеде и, вероятно, когда-нибудь и уезжает на нем же... Если, конечно, не остается ночевать на работе, потому что жизнь коротка, а медицина бесконечна. Выглядит он двоечником-переростком. Увидев его в коридоре больницы в первый раз, каждый подумает, что он санитар, которому не следовало бы доверять такую сложную и ответственную работу, как перевозку больных в кроватях. Однако, познакомившись с ним поближе, люди доверяют ему свою жизнь и жизнь своих детей и родителей без всяких колебаний. Каждому своему больному он дает номер телефона и увещевает не стесняться и звонить ему в любое время. Никто и не стесняется... Поэтому дома он не отличает ночи ото дня, а будни от праздников. Осведомленность его в вопросах рака легкого не знает предела. Он и сам пишет массу статей и знает содержание даже тех достойных работ, которые еще не вышли, но авторы уже поделились с ним своими свежайшими результатами. У него есть жена и дети, и дом, и автомобиль, и звание профессора и, наверное, брюки... А возможно - хотя маловероятно - и пиджак. Но все это далеко. Жизнь его протекает в гиперпространстве - он размышляет о природе болезни и о людях, которые ею больны. Ховав бессеребреник в таком смысле этого слова, которое не объясняется в словарях. Он, разумеется не занимается частной практикой - у него нет на это ни секунды времени. Но каждый человек может дотронуться до его плеча в коридоре и ... стать его больным. Однажды он отправил арабского старика на срочную проверку слуха. Возникло подозрение, что дедушка Ахмат глохнет от метастаза из легкого. Сыновья и невестки, которые сопровождали патриарха сказали, что они не смогут получить оплату анализа из своей больничной кассы за один день. Ховав на беглом арабском (служба в спецчастях?) настаивал, что результат ему нужен немедленно. Просил, чтобы они заплатили деньгами, а от больничной кассы, получили возврат позднее. Они отговаривались тем, что денег нет. Ховав сунул руку в карман, достал три помятые стошекелевые бумажки и отдал старшему сыну. Сейчас! - сказал он, выписывая направление. Думаю, что деньги ему вернули и он снова сунул их в карман шортов, а потом потерял или отдал кому-нибудь другому, или же они так и остались в этом кармане и со временем постирались вместе с шортами в стиральной машине. Бумажки являются слабым местом Ховава. Он их пишет, как и следует, но потом перепутывает, забывает между страниц журналов, теряет или вкладывает в папки, принадлежащие другим больным. Теперь ущерб от  этого не так велик, как раньше, потому что вся информация компьютеризирована, однако и в наши дни есть подписи, которые являются юридически необходимыми для законного лечения. И вот сегодня я узнала: против Ховава учинен судебный иск. Профессор привлечен к суду. За то, что он не объяснил матери жалобщика, что лечение не приведет к полному излечению. А только оттянет смерть! Оно и оттянуло ее на 6 лет. В результате чего жалобщик под крылом мамы окончил юридический факультет. А там и смекнул, что бумажка с разъяснениями целей лечения и побочных явлений осталась в его руках. А значит в больнице ее нет. И профессор не сможет доказать, что все объяснял честь по чести. И профессиональный адвокат подал  на врача жалобу в суд!
Tags: Онкологические рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments