Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Любимый доктор

Доктор Ури Нагар оперировал Леву, когда его попросил об этом Марк Вигода. Просьба была не простая. Формально к операции не было показаний. Рак дал метастазы и остановить это было уже невозможно. Но Марк чувствовал, верил, знал, что если удалить эти две небольшие, но быстро растущие опухоли в легком, то новые может быть появятся очень не скоро... Может быть, пройдут годы... Он снял трубку и позвонил к Ури. Мы сейчас же поднялись к нему в маленький кабинетик на пятом этаже. Он очень внимательно все посмотрел и прочитал, посидел, откинувшись в кресле, задумчиво поглядывая на нас с Левой, улыбнулся и назначил операцию на ближайший четверг. Мы все четверо знали, что он мог бы и отказаться. Операция прошла очень удачно, как и все, что делает доктор Нагар. Он обнаружил и удалил еще одну маленькую опухоль и велел уже к вечеру глубоко дышать, покашливать, двигаться, вставать и вообще... жить. Мы оставались в больнице четыре дня и он навещал нас по нескольку раз в день. Заходил, поглядывал, улыбался, говорил, если его о чем-нибудь спрашивали, прощался и уходил. Пока он сидел в комнате, Леве было легче дышать, и даже после его ухода, боль в ребрах оставалась менее мучительной.
Он был тогда очень красив: худощавый, элегантный, одетый как все, но выглядевший как английский лорд.
Всякий, кто работал в больнице знает, что медицинская иерархия не менее сложна и многообразна, чем иерархия католической церкви. Каждый осведомлен про себя и про других, кто здесь послушник, кто аббат, а кто и архиепископ.
В этой системе профессор Нагар - из тех, что собираются на конклав в Сикстинской капелле. Но даже самый неувереный провинциальный кюре может снять трубку и сказать ему: Ури! У меня больной... Чтот-то мне не нравится... Я боюсь... не посмотришь на него?
И через полчаса Ури придет без свиты и стажеров, без герольдов и фанфар, тихо зайдет в палату, посмотрит, послушает и, если надо, назначит операцию на послезавтра. А если очень надо - на сегодня вечером.
Его доброта и бескорыстие не обсуждаются - как побеседовать о том, читал ли тору рав Овадия Йосеф. Однажды он побывал заведующим отделением грудной хирургии и много месяцев выпутывался из этой должности, на которую согласился только временно и только из-за острой служебной необходимости. Он не любит распоряжаться людьми...
Мне никогда не доводилось беседовать с ним об искусстве, но если кто-нибудь усомнится в его глубокой и разносторонней образованности, я готова биться с обидчиком врукопашную или на эспадронах. Да что я? Все женщины смотрят на него одинаково: американские адвокатессы и иерусалимские студентки, немолодые ашкеназские профессорши и зачуханные сефардские уборщицы...
Но все знают, что он с первой молодости состоит в браке и верности своей никогда не нарушает.
И пользуется этой верностью не женщина
Tags: Онкологические рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments