Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Что написано на роду

Лет десять назад нас с Левой пригласили на свадьбу его товарища. Это был его однокурсник по имени Котик - грузинский еврей, приехавший в Израиль за много лет до нас. По образованию он был физиком-теоретиком, по натуре - философом, а по внешнему виду мог иллюстрировать собой главу "Астения" в учебнике анатомии. Он был очень способным и успешным студентом, но человеком странным и поэтому место в аспирантуре по специальности "Теория поля" досталось другому. А он с большим трудом нашел заочную аспирантуру по гидравлике и уехал в Сочи, где у его шефа была экспериментальная база. Шеф этот носил изумительно удачную для физика фамилию Масс, был человеком блестящим, харизматичным и оборотистым и внушил Котику абсолютную признательность и преданность. Диссертация, однако, продвигалась медленно, потому что у Масса было множество договорных работ и Котика использовали где придется на пользу общему делу. По ходу жизни он по рассеянности женился на сотруднице, но не очень фиксировал свое внимание на жене, потому что гидравлика была куда интереснее. Они жили на скудные две зарплаты МНС-ов, снимая какую-то хибарку на окраине города. Впереди сияла защита и должность Старшего научного сотрудника. Но внезапно Масс уволился и переехал  в Москву. Без него финансирование прекратилось, лаборатория закрылась, Котик развелся и вернулся в Тбилиси.
Масс живет в Брюсселе. У него скромный дом с маленьким садиком в центре города. Физикой он теперь не интересуется, да и от бизнеса уже отошел...
А Котик вернулся к маме и папе и оказался одиноким, безработным и лишенным всяких видов на будущее. Тогда он встретил религиозную женщину, моментально на ней женился, выучил иврит и приник к живому источнику иудаизма. За два года, следуя заповедям, они родили двух мальчиков и уехали в Израиль раньше всех остальных. Ибо правильно воспитывать евреев можно только там, где есть религиозные детские сады.
К нашему приезду Котик уже отлично знал язык, ежедневно углублялся в талмуд, преподавал физику и математику на подготовительном отделении технического колледжа и был на наш, олимовский взгляд, человеком вполне преуспевающим. Правда он развелся с женой. Ее религиозность показалась ему поверхностной и неискренней. Он жаждал более полного единения с Богом. Оставив жене и детям все, что они успели купить и накопить, он снял вагончик в глухом поселении в часе езды на автобусе от Иерусалима. Но нехорошо человеку быть одному... И вот - возвращаемся к первому такту - нас пригласили на свадьбу. Мы пришли по адресу, который Котик сообщил по телефону и оказались возле запертого сарая. У дверей переминались с ноги на ногу человек пятнадцать гостей. В основном мужчины в черных костюмах и шляпах, но было и несколько женщин. Когда пришли Котик и раввин, оказалось, что одна из этих женщин - невеста.
Сарай открыли. Быстро и без китайских церемоний соорудили хупу. Прочли все нужные благословения, спели про Рину и Цилю, помянули Иерусалим и отсохшую десницу, зачитали все семь благословений и перешли за пиршественные столы.
Угощение состояло из нескольких жестянок фасоли, кукурузы и зеленого горшка, двух нераспечатанных баночек хумуса и двух пластмассовых блюд с бурекас*. Питты лежали по всему столу в неограниченых количествах.
Участие в свадебном пиршестве не является частным делом еврея - это обязанность. Поэтому горошек и хумус были съедены, подарки подарены и молодожены отправились ожидать автобуса, чтобы ехать в свое гнездышко в вагончике и предаться там оставшимся свадебным обрядам. Через полгода Котик навестил нас и рассказал, что жена почему-то его покинула. Он был уже совершенно седой и выгдядел семидесятилетним, но в сущности мало изменился: такой же сутулый и медлительный, каким я его помнила с самой первой его юности. Шутка уже сформировавшаяся в его уме и заметная по выражению лица, медленно и с длинными паузами находила дорогу к нашему слуху. Я никогда не могла дождаться, пока нужное слово будет выговорено и вечно пыталась, подсказывая варианты, добиться скорейшего завершения мучительного процесса. Он был и остался умен и остроумен - но кто бы мог  этим насладиться в таком темпе?

Совсем недавно Котик позвонил мне и пожаловался, что очень скверно себя чувствует. Просил заказать ему очередь к профессору-терапевту, который мог бы помочь справиться с проблемами гипертонии и сердечной недостаточности. Я, разумеется, обещала, но для очистки совести спросила, ходил ли он к своему семейному врачу. Он, разумеется ходил, но врач ничем ему не помог. Только прописал лекарства, от которых не было никакого толку. Я механически спросила: "А ты принимал их?" Котик помедлил, тщательно обдумал свой ответ и сказал : "Нет!"


*Бурекас - слоенные пирожки с сыром или картошкой. Продаются в любом продуктовом магазине
Tags: Дружба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments