Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Как тебя отыскать, дорогая пропажа?

В молодости у меня была подруга, которая кроме нормального спектра дружеских чувств - понимание, доверие, симпатия, способность смеяться вместе над одним и тем же, физическая приязнь и что там еще прилагается? - вызывала неожиданное чувство почтения. Она была лучше образована, неописуемо активна и занималась чудесными рукодельями. Каждый раз, наведавшись к ней домой, я уходила изумленная. Ее отец был известным Тбилисским математиком, человеком излучающим дружелюбие и обаяние. (Однажды он мимоходом устроил меня на работу, где я написала диссертацию, которую не защитила из-за поспешной алии). Прадед ее был знаменитым раввином, чьим именем названа синагога в Израиле. Басин дом был не похож ни на какой другой. Он был битком набит книгами, картинами, пластинками, альбомами, статуэтками, вышивками, папками с самиздатом, ковриками, математическими журналами, бело-голубым гжельским фарфором, многочисленными членами семейства и друзьями каждого из них.
Это был не мой мир. У нас все книги стояли в застекленных шкафах, а перепечатки Мандельштама и Гумилева появлялись раз в год и только на один вечер. Но Бася
вызывала у меня восторг и безнадежное желание перейти от унылого книгочейства к ее бурной творческой жизни.
Однажды с Басей  случилось несчастье. Среди десятков ее друзей (я своих считала скупыми единицами) была симпатичная пара.  Арнольд и Марианна. Отец Арнольда работал в Комитете Государственной безопасности и являясь полковником этой замечательной организации, занимал в иерархии видное место начальника отдела Республиканского Комитета. Поэтому сын его раньше других мог читать самиздатовские новинки и приносить Басе первые копии - мне доставались, в лучшем случае, четвертые.
Назавтра после дня рождения Марианны они пришли к Басе и коротко разъяснили ей ситуацию. Кто-то из бывших на дне рождения украл бриллиантовое кольцо Марианниной мамы. Они внимательно
проанализировали, кто из гостей оставался в комнате один, и по всему выходит, что кроме Баси - взять было некому. Кольцо предлагали вернуть немедленно. Бася не могла этого сделать по понятным причинам. Арнольд был терпелив. Он назвал цену кольца - абсолютно астрономическую сумму  и предложил Басе, если она почему-либо не хочет или не может вернуть кольцо - отдать хотя бы деньги. Уходя он обернулся и сказал, что если что не так - его папа заинтересуется, откуда у профессора математики в доме залежи диссидентской литературы, кто их ему передавал и кто у него брал их почитать... Они ушли, а Бася осталась... Она не могла ни слова рассказать отцу, потому что считала его сердечником и боялась, что такая беседа закончится инфарктом. Не могла и собрать необходимые деньги. Такую сумму никто из ее друзей не заработал  бы за всю жизнь. Не могла даже уничтожить запрещенную литературу - ее было так много, это бросилось бы в глаза родителям, да и у Арнольда оставались в заложниках все  остальные друзья, передававшие или читавшие эти листки. Она просто оцепенела от ужаса и проводила так дни и ночи.
В субботу вечером в дверь позвонили и в квартиру ввалились веселые Арнольд и Марианна с бутылкой шампанского. Они бросились дружно обнимать Басю, крича, что кольцо нашлось, мама сама  засунула его в цветочную вазу...
"Сейчас разопьем бутылочку шампанского и все забудем! Ты прости, Баська, так нехорошо получилось!"
Бася так и не вышла из оцепенения и поэтому Арнольду удалось откупорить бутылку, разлить вино  и осушить вместе с женой по бокалу за Басино здоровье. После этого они удалились. С тех пор я раззнакомилась с этими двумя и больше не сказала им ни единого слова. А потом мы вообще уехали. Бася живет в Иерусалиме - она видный врач и заведует отделением огромной больницы. Дом ее точно такой, каким был в дни ее юности.
А у меня пропала прекрасная медаль из отцовской коллекции и я начала вспоминать, кто был последним гостем, рассматривавшим эти медали.
И по этому  случаю  вспомнила Арнольда и Марианну... Да и медаль нашлась...
Tags: Дружба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments