Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

История с географией

Нашего учителя  географии звали Иваном Элефтеровичем. Это был маленький лысоватый полноватый человечек, небрежно одетый и неотчетливо выбритый. Понятно, что он был грек. Но все, не заморачиваясь, звали его тер-тер. Что означало насмешку над армянином, происходившим из священнической семьи. Не мы, разумеется это выдумали. И уж точно не мы возражали против бессмысленного прозвища. Тер-тер, как и все на свете учителя географии, требовал, чтобы мы приносили на уроки контурные карты, но, будучи снисходительнее других, редко заставлял нас что-нибудь в них рисовать. Урок происходил таким образом: кого-нибудь одного или двух вызывали к доске, и он отвечал заданный материл, тыча более или менее успешно указкой в потрепанную карту на стене. Потом учитель велел открыть учебник на следующем параграфе и учить его на отметку. Поскольку другим заняться было особенно нечем, большинство, так и учило. За 10 минут до звонка, Тер-тер вызывал желающих к доске и они очень сносно - только что прочли - рассказывали заданную главу. И получали хорошие отметки. Система была великолепна! Учитель на каждом уроке имел с полчаса свободного времени. Ученики от скуки и желая избавиться от домашнего задания, если не выучивали назубок, то хотя бы ознакамливались с темой. А потом еще слушали ответы тех, кто прочел параграф до самого конца и понял написанное. Я думаю, что в географии наши двоечники были осведомлены лучше, чем во  всех остальных предметах.
Мучимый укорами совести, а может и по условиям программы, Тер-тер брал нас иногда на экскурсии и мы ездили на Джвари, осматривали слияния рек, любовались Светис-Цховели и определяли север по наличию мха и расположению годовых колец на пнях. Все, не исключая и учителя, очень любили эти экскурсии. Но организовывать их было хлопотно, и они доставались нам как приз за хорошее поведение не чаще чем два раза в год - весной и осенью.
Однажды на первом году изучения географии Тер-тер снизошел до того, что сам объяснил нам урок. Тема касалась геологических слоев, из которых сложены материки. Учитель объяснил, что под действием гравитации, тяжелые породы опускаются глубже, а более легкие расположены на поверхности. Для доказательства этой максимы он велел каждому налить воды в пол-литровую стеклянную банку, насыпать туда камней, глины и песка и дать всему этому отстояться.
В результате, через стекло мы должны были увидеть, что белые камни заняли место на дне, следующим четким слоем была бы черная глина, сверху желтый песок, а над ним чистая вода. Банки следовало принести и сдать учителю и по ним получить окончательную годовую оценку.
Отчего-то я приняла это задание необычайно близко к сердцу. В те времена родители не заморачивались помощью детям в освоении школьных знаний. Мне выдали стеклянную банку и велели сделать все остальное. Ареалом моих поисков был наш двор. Разумеется, не позволялось выходить за его пределы, да мне это и в голову бы не пришло! Двор был не маленький и захламленный. Но ни гранита, ни кварца в нем почему-то не оказалось. После долгих мучительных поисков, в районе сорного ящика - самом запретном районе двора - я нашла пригоршню кирпичных осколков. И совок грязи, который мог условно сойти за глину. Немножко песка мне дала, сжалясь, соседка, у которой была кошка. В особенно плохую погоду она не выпускала кошку во двор и песок должен был служить в гигиенических целях.
Трепеща, я положила кусочки кирпича на дно, сверху осторожно пристроила мерзкую полужидкую грязь, засыпала все это слоем песка - выглядело довольно неплохо - и налила воду. Как я ни старалась лить воду по каплям, струйка  взбаламутила всю мою геологию и передо мной оказалась банка неразличимой бурой грязи. Я угомонила свое отчаянье надеждой на силы тяготения и время. Однако и назавтра, и через пару дней, положение нисколько не улучшилось. Я мошенническим путем пыталась уложить вниз хотя-бы кирпичи и это мне удалось, но надо было отнести все это в школу. А по дороге мерзость взболталась окончательно, какие усилия я ни прилагала, чтобы идти плавно и не встряхивать банку. Я поставила банку, на которой была наклейка с моей фамилией, на учительский стол в ряд таких же и почти без надежды села за парту ожидать приговора.
К моему удивлению, учитель не стал оценивать наше задание, но отнесся к нему серьезно, потому что попросил после урока помочь ему переправить все наши работы в учительскую.
Тем дело и кончилось.
И только став взрослой, я поняла, что лучшие порывы моей любознательной души были принесены в жертву домашнему консервированию. Тер-тер собрал к сезону 120 банок из трех параллельных классов, и его жена смогла накрутить консервов на немалую семью на весь год вперед
Tags: Образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments