Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Роковая женщина

Андрюша был моим однокурсником. Здоровенный парнище с римским носом,  длинными прямыми черными волосами и смуглой кожей. Мне казалось, что так выглядят индейцы. Возможно, благодаря его демонстративной невозмутимости. С полным хладнокровием он одолжил у меня редкую по тем временам книгу "Так говорил Заратустра". А потом сказал, что уже вернул ее, а я просто забыла. Я могла только надеяться, что мой папа не соберется перечитывать Ницше в ближайшие годы, а то скандал был бы неминуем. Книгу издали в прошлом веке, и я не была уполномочена предлагать своим приятелям почитать ее. Возможно Андрюша ее и толкнул - он подрабатывал спекуляцией книгами - они были единственным источником радости для ботаников вроде меня и важным для всех остальных моих сверстников, наряду с музыкой, выпивкой и амурами.
Несмотря на то, что учился Андрюша очень средне, он был заметным членом студенческого сообщества. Говорил веско. Судил категорически. Разрабатывал на досуге общую теорию поля. Эйнштейном был недоволен.
У него протекал бурный роман с одной из наших девочек. На мой вкус Таня была бы абсолютна неразличима в толпе, составленной из полноватых белобрысых студенток. Но я ужасно ошибалась. Андрюша сходил по ней с ума и в те времена, когда она бывала к нему благосклонна, жмурился от удовольствия, получая от нее на переменах (а то и на лекциях) увесистые пощечины в качестве аргументов в их куртуазных беседах. Временами она инициировала ссору и тогда он вообще не появлялся в университете или, если физически и присутствовал, то не откликался на наши приветствия. В конце концов он умолил ее выйти за него замуж. Ее очень русские родители категорически возражали против мезальянса: пышная блондинка из устроенной семьи за какого-то не обеспеченного и неопределенных кровей смуглого прощелыгу...
Кончилось тем, что Андрюша стоял перед дворцом бракосочетания в сшитом на заказ черном костюме, нацепив, с отвращением, полосатый галстук и сжимая в потной руке могучий букет белых гвоздик. Избранные однокурсники, возбужденно пересмеиваясь, толпились вокруг него. А в это же самое время...
Танины родители подсаживали ее и ее чемоданы в вагон поезда Тбилиси - Москва, куда она и убыла к родственникам от греха подальше, не позаботившись предупредить жениха, чтобы он не ожидал ее на ступеньках слишком долго.
Дальше моя память не рассказывает об Ардрюше ни слова. Закончил ли он университет? Наверное... Не помню...
Зато прекрасно помню, как продолжала свои приключения Таня.
У моих родителей была пара друзей, входящих в тесный кружок самых близких: Марго и Фима. Фима - маленький лысоватый забавный еврей - практически двойник Жванецкого, с таким же выражением лица, поминутно сулящим остроту. Он был душой любой кампании. Анекдоты его были неистощимы и смешны. Работал он на какой-то невидной работенке, жил, в основном, за счет жены и иногда, изредка, для своих мужских потребностей продавал драгоценности, оставшиеся от богатого отца-ювелира. Он и сам разбирался в камнях и мог сделать квалифицированную оценку кольца или пары сережек за небольшую плату.
Марго была прекрасной женщиной. Я обожала ее. Она была еще молода, очень хороша собой: статная грузинка с прекрасным цветом лица и безупречным воспитанием. Мать ее была начальником отдела кадров в министерстве торговли. Sapienti sat! Поэтому она обеспечивала
полным достатком себя с мужем, своих дочерей, зятьев и внуков. Марго была в разводе. Первый муж грузин оставил ее и это было тяжелейшим пятном на ее репутации. Она вышла за Фиму и была ему глубоко благодарна за снисходительность, с которой он женился на обесчещенной женщине. Марго поменяла весь круг друзей. Удовлетворялась грошами, которые он приносил в дом. Не сердилась на то, что дорогие обновки он покупает себе одному. Общалась только с Фиминым приятелями. Поддерживала дом в блистающем порядке. Была образцовой хозяйкой, уникальной стряпухой и рукодельницей. После моего замужества я сделалась ее соседкой и, вникнув в подробности ее хозяйствования, стала еще более восторженной почитательницей этой абсолютно безукоризненной женщины.  И тут появилась Танечка. Она была на 20 лет моложе Марго, и Фима, начав с того, что завел с ней легкую интрижку, влюбился в нее без ума. Он продал то, что у него оставалось, и снял им квартиру. Они прожили там около года. За это время он заболел ужасной неизлечимой болезнью и промотал до последнего гроша все, что у него было. После этого Танечка вернулась к своим родителям и обратила взоры на  сверстников. А Фима вернулся к Марго. Он умер в запущенной, затоптанной квартире. Марго ухаживала за ним, равнодушная ко всему на свете, и это поразило меня больше всех остальных перипетий этой печальной истории
Tags: Мужчины и женщины, Прошлое и будущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments