Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Отрывок из романа (творческий кризис)

Ксения ехала домой с работы и перед самым светофором внезапно и ясно поняла, что Всеволод умер. Она чуть не врезалась в переднюю машину, но всё же успела затормозить, хотя красный свет светофора ее теперь нисколько не занимал. Вообще ничего не занимало. Стало понятно  что его письма, телеграммы, открытки, телефонные звонки, бандероли, подарки, сюрпризы прекратились навсегда. Можно больше не проверять почтовый ящик по двадцать раз на дню и не выходить на площадку по пять раз за ночь в надежде, что пьяный почтальон, проспав весь день в вытрезвителе, усовестился и принес почту ночью. Она хотела сейчас же написать ему об этом, как годами писала обо всем, что имело хоть какое-то значение, но вспомнила, что его нет и кивнула себе головой. Они познакомились очень давно на теплом море в Болгарии и с тех пор переписывались. Он был женат, очень занят и не вполне здоров. За все эти годы он приехал к ней в Ленинград только один раз. Неделю они гуляли по городу, ходили в музеи, ездили на карельские озера, потом она отвезла его в аэропорт, и он улетел в свой Челябинск. Их письма стали еще длиннее и откровеннее. Он каждый день ходил на почтамт. Ксенины конверты не долго дожидались востребования. А теперь все кончилось. Три недели молчания - его больше нет.
Проще всего было с Карелией и музеями. Она  никогда не пойдет в Эрмитаж и не поедет на озера. Письма, книги, открытки, фотографии, эстампы, шелковый коврик и чудесный расписной поющий волчок она сложила в коробку из-под пылесоса и запихала в дальний угол чулана. Чтобы не видеть коробку, поставила перед ней старый пылесос. Труднее всего было с городом. Она перестала ездить в центр, а когда оказывалась там, ходила не поднимая головы, глядя себе под ноги. Слез почти не было. Так - усталость. Классическая музыка вяло просачивалась в ее душу и не раздражала. Хороши были телевизионные сериалы со стрельбой. Со временем она даже запомнила имена некоторых персонажей и одни из них стали ей нравиться больше, чем другие. Жизнь закончилась, но до смерти  еще много лет - работа, пенсия, старость, болезни, и обо всем этом некому было больше рассказывать...
Всеволод Константинович сидел на заседании комиссии по утверждению Генерального плана застройки Челябинска. Как главный архитектор города, он был председателем комиссии. С тех пор, как началась суета с приемкой плана, работы прибыло вдвое. Он стал мысленно писать Ксении, как он устал и какую ерунду болтают на таком важном совещании, но вспомнил, что покончил с этими письмами. Она была симпатичной и забавной, и восторженной не по возрасту, и совсем не глупой. Но у него больше не хватало сил на эту переписку.
- У меня уже был сердечный приступ - сказал он себе.
- Мог же я умереть? Ну, вот, я и умер!
- А  этот, чернявый, пожалуй, дело говорит! Надо еще раз посмотреть его проект.
Tags: ВА, Поиск жанра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments