Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Сара Флейш и другие...

У меня ужасная зрительная память! Ежедневно со мной ласково здороваются несколько незнакомых мне человек и я твердо знаю, что это наши бывшие пациенты, с которыми за время их лечения у меня наладились теплые душевные связи. По большей части я делаю вид, что узнаю их. Главное угадать, кто из пары лечился, а кто приходил в качестве болельщика, а дальше все пойдет, как по маслу. Тем более, что не запоминая лиц, я отлично помню эмоциональную окраску нашей   связи. Иногда горячая симпатия ( мы рассказывали друг-другу про свою боль и даже плакали обнявшись?), иногда уважение (профессор из Вайцмана? выдающийся энтомолог? великий израильский поэт?), иногда - настороженность. Может быть у нас вышел конфликт? Тогда отчего они так ласковы? Может, была ошибка или очень скверный прогноз? Не помню...
Но есть несколько человек, чьи лица я запомнила навсегда. Одну из них звали Сара Флейш. Ей было лет 35. Большая улыбчивая женщина, одетая по всем требованиям
строгого хасидского двора. Еще прежде, чем мы увидели ее в первый раз, секретарша сказала, что она агуна. Это значит, что муж оставил ее, но не дал развода. Одна из драматичнейших ситуаций еврейской жизни. Ведь разведенная или вдова может и должна выйти замуж. Всегда найдется кто-нибудь под пару. Агуна живет с детьми одна. Мужа разыскивают и когда найдут, на него оказывают чудовищное давление, чтобы принудить его добровольно написать разводное письмо. В еврейских книгах говорится, что не слишком сурово, мужа, покинувшего жену и отказывающего ей в разводе, бить плетьми. По нынешним временам технически это трудно осуществимо, но зато теперь бывают случаи, когда банк по решению раввинатского суда отказывает ему в кредитной карточке, наниматель  увольняет с работы, а соседи объявляют бойкот. Тем не менее Сарин муж слинял несколько лет назад и найти его пока не удавалось. На лечение ее приводили двое дородных братьев в шелковых полосатых халатах, белых чулках и меховых шляпах. Мне, разумеется, не дано знать, были это одни и те же братья, или они сменялись. Может, у нее было восемь братьев и приходили каждый раз другие... Как бы то ни было, семья не бросила ее. Она была портнихой и обладала замечательно веселым и дружелюбным характером. Думаю, клиентки шли к ней толпами. Тем не менее она была бедна - на грани нищеты. Прокормить шестерых детей и себя одной швейной машинкой очень непросто. К врачу Сара обратилась ужасающе поздно. У нее была страшно запущенная форма рака груди. Но она верила в милость Божию и ожидала от будущего только хорошего. Обычно она охотно рассказывала нам с Любой, какие юбочки сшила за ночь своим дочкам и что за чудесный экономный пирог испекла на шабат. Но однажды Сара пришла радостно взволнованная, и мы увидели, что она хочет сообщить нам что-то важное и секретное. Когда мы остались втроем она сказала, что накануне вечером у нее было сильное кровотечение.
- Кровь лилась отсюда - она тронула лиф своего платья - как из крана! Весь пол залило! Это же хорошо, правда? Это же болезнь из меня выходит, нет?
И мы подтвердили, что это очень хорошо. Что болезнь испугалась нашего лечения и сбежала вместе с дурной кровью и теперь она будет выздоравливать. К счастью, мы тогда не были связаны законами медицинской легальности - ведь только врачу юридически запрещено врать больному, а техник, как любое частное лицо, может говорить, что думает. А мы, конечно, думали в точности то, что говорили...
Tags: Онкологические рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments