Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

История с продолжением

В школе я была немыслимо активна. Академические успехи сводились к пятеркам и не более того, а в диктантах случались и четверки. (Некоторые мои читатели считают, что больше тройки я не заслуживаю ни при каком раскладе). Но авторитет всезнайки гонял меня на всякие олимпиады и смотры, а бурная и неформально аргументированная любовь к советской власти, сделала мне пионерскую карьеру городского масштаба. Разумеется, я была и пионервожатой. Страстно любила своих детей, иногда, к изумлению их мам, приходила с идеологической миссией к ним домой, чтобы держаться от них не дальше, чем Васек Трубачев от своих товарищей, или Тимур от своей команды. Жизнь приготовила мне на этом поприще  разные огорчения и разочарования. Но я была глупа и оптимистична, и думала, что мои подопечные не приветствуют друг друга пионерским салютом, только потому что не развиты и не могут уловить весь восторг пионерской романтики. На самом деле это были вполне умненькие третьеклассники, воспитанные в тбилисских семьях и органически впитавшие здоровый политический цинизм, так выгодно отличавший благословенную Грузию шестидесятых годов. Но рассказ не об этом.
Разумеется и у нас были пионервожатые. Двое десятиклассников - Жора и Гела. Жора был легкомысленным оболтусом, а Гела - Чайльд Гарольдом. Загадочным и притягательным. Не то, чтобы я была в него влюблена - мое сердце было полностью занято Учителем Физики, который вообще
был для меня Байроном - он хромал, пережив в детстве полиомиелит. И я, безвидная пигалица шестого класса, старалась почаще попадаться ему на глаза и, обмирая,  вступала с ним в разговоры о разных предметах. Теперь догадываюсь, что в школе было десятка три влюбленных в него девочек, в том числе и вполне созревших десятиклассниц. Он отлично понимал, что к чему, и снимал свою долю невинного удовлетворения от нашего преклонения. Но вернемся к Геле. До сих пор не понимаю, что заставляло эту парочку ходить на  пионерские сборы и участвовать в наших затеях. Мы ценили их патронаж и гордились своими связями с десятым классом.
Однажды мы узнали, что Гела арестован за драку. Соперник лежит в больнице с переломом челюсти. Вся школа говорила только об этом. Знающие люди рассказали, что была драка между несколькими парнями. Один ударил Амика Кобулова, так что тот потерял сознание. А когда очнулся - увидел склоненного над ним Гелу. И в затуманенном, сотрясенном мозгу, Гела остался виновником. Я поверила этому так, как будто видела своими глазами. Мне даже иногда казалось, что я видела... Эта отчаянная уверенность, что наш родной Гела сидит в тюрьме без всякой вины,  а мы ничего не предпринимаем для восстановления справедливости, просто убивала. И мы с одной девочкой, Тасико Одиладзе, решили пойти в городскую прокуратуру, дождаться, когда Самый Главный Прокурор выйдет из здания на обед и рассказать ему всю правду. Мы сбежали с уроков, что для Тасико было делом нехитрым, а мне представлялось восхитительным приключением духа, доехали на трамвае до городской прокуратуры и стояли там у подъезда, расспрашивая всех выходящих, какую должность они занимают.
Через три часа к нам подошел наш учитель географии Иван Элефтерович, взял нас обеих за руки и, не упрекая ни в чем, отвел в школу. Загадочная история - директору позвонили из прокуратуры и сказали, что две его ученицы в учебное время болтаются на улице. Как узнали, кто мы? Почему не устроили за прогул великую головомойку? До сих пор не могу понять... Или действительно существовало всевидящее КГБ, которое могло опознать нас и дознаться, что мы затеяли, не задав нам ни единого вопроса? Как бы то ни было, мы исчерпали все свои возможности. Гелу осудили и он отсидел два с половиной года.
Прошло много-много лет.
К нам в больницу из Тбилиси приехала на лечение  молодая грузинка с матерью. У них была до боли знакомая фамилия. Я бросилась с расспросами и да! Это были жена и дочь моего Гелы. Он бросил их, когда девочка еще не родилась. И никогда, НИКОГДА не захотел увидеть свою законную дочь, носившую его фамилию. Я подружилась с матерью - у нас оказалось множество общих знакомых. Обе были красивые, воспитанные и образованные грузинские женщины - а это, скажу вам, - лучшие творения Господа. Они сдержанно, не вдаваясь в детали, сказали, что живут одни 26 лет, с того времени, как Геле приглянулась другая женщина. Ту, другую, он давно бросил, но и этим ни разу ни в чем не помог. И даже, когда девочка заболела раком, не проявил к этому никакого интереса.
Такие переплетения судьбы.
А я готова была дать голову на отсечение, что он  не способен совершить никакого дурного поступка...
Tags: Прошлое и будущее, Разочарования
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments