Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Святая простота

Мы учились с ней вместе с самого детского сада. Я помню ее маленькой, худенькой девочкой с двумя тоненькими косичками, в которые аккуратно, мне на зависть, были вплетены белые ленты, заканчивавшиеся внизу безупречно правильными бантами. Мы и в школу пошли вместе. Я вижу ее на наших фотографиях - бледная девочка с острым подбородком. Молчаливая. Аккуратная. Родители ее были баптистами и  они с сестрой говорили маме и папе "вы". Память не сохранила деталей - в остальном Таиса была, как все. Помню только, что когда нас водили на прививки, она ужасно боялась уколов. Плакала и пыталась убежать. Но школьная дисциплина в шестидесятые годы была могучим аппаратом, с которым, конечно, не могла спорить беззащитная малышка. Она заходила в медицинский кабинет в свою очередь, и не хуже меня, бесшабашной, рыдая, получала положенный укол в руку, в попку или в живот. Мне было очень жалко ее, но и смешно - я-то знала, что боль секундная, моментально проходит, а гордость за свое мужество остается на весь день. Так что мне все это, скорее, нравилось.
В пятом, примерно, классе начались такие предметы, как история, ботаника, география. Тут фишка состояла в том, что параграф надо было прочитать дома и пересказать, когда тебя вызовут к доске. Я редко заморачивалась такими делами - домашнее задание - это задачи по арифметике и упражнения по русскому языку. То, что должно быть написано в тетради и будет видно учительнице, проходящей между партами. А всякая словесная дребедень заслуживает, разве что беглого просмотра на перемене, ведь Любовь Антоновна на предыдущем уроке все про эти пестики и огораживания уже рассказывала.
Я любила, когда меня вызывали к доске. Мне нравилось, рассказывая то, что я, по воле случая запомнила из заданного параграфа, вплетать то, что я знала из предыдущих или вообще из книжек и Большой Советской энциклопедии, до которой я была большая охотница.  А Таиса выходила к доске, говорила твердо по памяти первый абзац параграфа. Второй тише, медленнее и с запинками, а на третьем замолкала. Бедная девочка полагала, что выучить урок - значит заучить его наизусть. Никто из нас не был на это способен, а тем более она. Обыкновенно, из уважения к прилежанию, ей ставили тройку.
Прошло много-много лет. Я получила от Таисы письмо - она нашла меня в Одноклассниках. Письмо было теплым и доброжелательным. В нем Таиса описывала свою жизнь. Она была замужем и матерью двоих детей. С помощью мужа, она основала новую Церковь. Католицизм и Православие, оказывается, удалились от Бога и больше не удовлетворяют верующих. Даже Баптизм утратил непосредственную связь с Творцом. Поэтому Церковь Братской Любви (филадельфии), которую Таиса основала в  Лондоне, имеет теперь филиалы  в Париже, Лейпциге и Праге, а кроме того в Лос-Анжелесе, где-то в Африке и в России. В Израиле у Церкви нет филиала - только миссия на горе Кармель. Я разглядывала ее сайт - приятная женщина с милым, дружелюбным лицом и мягким голосом. Она прислала свои стихи. Самое лучшее из них начинается словами
О! Человек! Позволь сказать тебе!
Когда ты в Боге - Бог в тебе!
Гореть возможно, быв в огне!
Добро творить, живя в добре
и далее 8 строф того же содержания и уровня поэтичности. Моя прохладная реакция на ее стихи удивила Таису - обыкновенно прихожане очень любят ее и восхищаются проповедями и стихами. Она пожалела, что я не сумела отречься от внешнего и прочесть стихи духовными очами.
Я, действительно, не сумела. И проповеди ее, душевные, теплые и нравственные, который каждый может найти в интернете, когда их смотришь плотскими очами и слушаешь грубыми плотскими ушами, представляют собой набор нестерпимых банальностей. Ясных, простых, искренних и абсолютно бессмысленных. Полные церковные залы слушают внимательно, что Бог есть свет, Добро это хорошо, а Зло - гораздо хуже. Что старших надо почитать, трудиться не покладая рук и заботиться о слабых. Никаких парадоксов! Никакого умничания. Каждое слово просто и понятно, и обращено к тем, кто, как сама Таиса, не любит сложного. Вероятно, эта церковь скоро вытеснит все остальные - в мире все больше желающих получать диетическую духовную пищу.
И только ехидные евреи норовят каждый раз услышать что-то такое, чего не слышали раньше, насмешничают и осуждают неполнозвучное рифмование слов "огне" и "добре". Даже самой стало совестно!
Tags: Прошлое и будущее, Эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments