Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Агент Европы

Несколько лет назад МАГАТЭ решило, что оно не может оставаться равнодушным к низкому уровню лучевой терапии на окраинах развалившегося Советского Союза. Они начали с того, что купили для онкологического отделения центральной Алма-Атинской больницы новенький симулятор, самого лучшего, по тем временам, качества. Симулятор представляет собой сложный прибор, включающий рентгеновский аппарат и даже компьютерный томограф. И помимо того еще несколько элементов, позволяющих индивидуально, точно и надежно планировать облучение онкологических больных. Оборудование было оплачено Европейским Агентством по Атомной Энергии, доставлено в целости и смонтировано в соответствующем помещении. Следующим этапом должно было стать обучение сотрудников. Однако тут дело застопорилось. Инструкторы не знали казахского, а Алма-Атинские техники не понимали английского. Бывалое Агентство быстро нашло выход. Точно такой же симулятор стоял в нашей Иерусалимской Университетской больнице Хадасса. И работали на нем люди, говорящие по-русски. А точнее, мы с Любой. С другой стороны, тогда и в Казахстане по-русски понимали все. И Любу послали туда, объяснять тамошним коллегам, что к чему, от имени МАГАТЭ. Заодно  и составить отчет о том, эффективно ли, с Любиной точки зрения, Казахское Министерство здравоохранения использует полученное оборудование. Любу встретил в аэропорту Алма-Ата больничный уазик и отвез в гостиницу, за которую Объединенная Европа платила 70 евро в сутки. Гостиница поразила воображение. Было воскресное утро. На завтрак предлагали йогурт и холодную конину. Конину следовало есть гнутыми алюминиевыми вилками. Позавтракав, Люба решила пройтись по городу. Она бродила по улицам, разглядывала синие горы, зашла на рынок, полюбовалась фруктами, прошлась по центральной улице, оценила новую мечеть с золотым куполом. Печальный человек подошел к ней и, стесняясь, сказал: "Извините, не обижайтесь на меня, вы еврейка?" Люба кивнула. "Тогда почему, почему, - с жаром спросил он, - вы еще не уехали?"
- Да так, обстоятельства, - неопределенно ответила Люба.
Утром понедельника тот же уазик отвез ее в больницу. Люба включила симулятор - он исправно работал. Вокруг собралось множество любопытных - врачи, медсестры, физики и пожилая женщина, на которую возложили обязанность в свободное время делать симуляции. Все охотно и живо выслушали короткий рассказ о том, как планируют облучение, пользуясь дивным новым аппаратом. И как потом полученные фотопленки используют для отливки блоков, защищающих органы, которые не следует облучать. Тут кто-то из слушателей упомянул, что фотопленки, кассет для нее и проявительной машины в больнице нет. То-есть стоит новая мощная типография, но бумаги и краски не предусмотрено. Подумав, Люба предложила делать только пол симуляции - определять оптимальные углы наклона и размечать границы на коже пациента. Один из молодых охотно улегся на стол, изображая пациента, но тут прибежал, задыхаясь, секретарь  и сказал, что сам Директор больницы Рашид-ата желает поговорить с приехавшей из Европы. Любу повлекли почти бегом в другой корпус и ввели с трепетом в роскошный кабинет. Такой кабинет мог бы быть у Президента Израиля, если бы он сошел с ума от мании величия. За  столом сидел бай в прекрасном сером костюме и при дорогом шелковом галстуке. Он не встал, но милостиво протянул
приезжей два пальца. Беседовать с техником, даже приехавшим специально для этого из другой страны, было унизительно для его достоинства. Он сказал звучным баритоном несколько подобающих фраз, выслушал ответ и мановением руки отпустил посетительницу.
Люба вернулась в подвал, в котором размещалась радиотерапия. Спускалась туда пешком, потому что лифты не были предусмотрены при строительстве. И действительно: если уж больной так плох, что не может сам спуститься по лестнице на три этажа, стоит ли его лечить? Как говорят в наших краях: "хаваль аль ахашмаль."* Хотя некоторые преданные родственники, несли по лестницам своих мам и пап на плечах, а иных, совсем слабых, на носилках. Каждому добравшемуся безотказно облучали больной орган.
Люба попыталась показать, как у нас лечат опухоли в груди. Но после слов :"Длину этого отрезка нужно умножить на синус того угла", в комнате остались только два физика. У остальных оказались неотложные дела. Назавтра Люба собрала всех и произнесла страстную речь.
-"Я уеду послезавтра, - говорила она, сдерживая негодование,- а  у кого-нибудь из вас мама заболеет раком груди. И вы вспомните, что могли бы ее вылечить, но поленились умножить длину отрезка на синус угла. И мама умрет, а вы останетесь и будете помнить об этом всю жизнь!"

Потом Люба вернулась домой и написала отчет в МАГАТЭ, в котором с большой сдержанностью отозвалась об оптимальности использования казахской стороной сложного, дорогого современного даренного оборудования.
А самую простенькую методику облучения груди они все-таки освоили.

*жалко электричества

Tags: Онкологические рассказики, Рассказы любимого доктора
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments