Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Скорая помощь

Моя подруга Лена закончила медицинский институт и нашла работу на станции скорой помощи. Работа, конечно, незавидная, но сутки дежуришь - трое отдыхаешь. И вообще - пойди устройся в Москве в клинику. А тут можно набраться практического опыта, так что Лена ждала первого рабочего дня с любопытством и даже нетерпением. И дело того стоило.
Бригада ее состояла из фельдшера, санитара и водителя. Ну, и она - двадцатипятилетний доктор в качестве начальника. На самом деле верховодил пожилой фельдшер. Мужик опытный, незлой и практичный. Он знал, что делать, если попали в пробку, или лифт не работает, или больная фордыбачит.
К Лене обращался по имени-отчеству, покровительствовал ей, подкармливал пирожками, которые пекла жена, и объяснял хитрую механику взаимоотношений внутри дружного коллектива подстанции и снаружи - с приемными покоями больниц.
Лена уже была и сама довольно взрослая: пять лет в общежитии, летняя практика в деревне, уже и замужем, и ребенка родила. А все же поразилась, когда Петр Игнатьевич деликатно ввел ее в курс дела: "В ночную смену в комнате стерилизации сестричка Кира...э-э-э... дружит с доктором Фоминым, а иногда и с доктором Костиным. А в буфете Верочка бывает с фельдшером Степой. А в Ленинском уголке - Раиса Павловна с водителем Максимом. Ну и остальные, от случая к случаю - где придется. Те, кто  в одной бригаде и горя не знают. А если в разных, приходится ловить минутку, когда оба одновременно на подстанции. Времени у них мало и очень не любят, чтобы им мешали. Так, что если не хотите ни с кем ссорится, вы, Елена Марковна,  ночью лучше из комнаты отдыха не выходите."
Рекомендации Петра Игнатьевича были приняты и Лена прослыла на подстанции невредной, хотя и скучной. Огня в ней не хватало... Муж и сын ждали дома, и короткая, но страстная интрига с завхозом или кардиологом совершенно не манила.
Кроме того, она с непривычки ужасно уставала. Вызовов было очень много. Температурящие дети, ранние инфаркты, отравления, судороги, гипертонические кризы, сбитые пешеходы, отмороженные пальцы - все это требовало  осмысленной диагностики и немедленного медицинского ответа. Первый опыт показал, что в больницу принимают неохотно, мест вечно не хватает и если нет острой инфекции или угрозы для жизни, лучше вкатить промедол с папавериноми и посидеть с-полчасика, наблюдая, как больному становится лучше. Однажды, когда Лена подменяла врача в другой машине, и вместо Петра Игнатьевича с ней была молоденькая и менее опытная фельдшерица, они подобрали на улице прилично одетого человека без сознания. Нагнувшись, чтобы прослушать сердце, она почувствовала сильный незнакомый запах. Был бы запах ацетона - она бы поняла, что перед ней
диабетическая кома, а так - у нее не было представления, какая болезнь лишила сознания молодого, с нормальным сердцебиением и не затрудненным дыханием. В приемном покое сестра посмотрела не нее с презрением и спросила: "Вы что, доктор, соображаете куда кого привезли?"
-Без сознания,- отрапортовала Лена. Сильный незнакомый запах изо рта...
-"Незнакомый" - передразнила сестра. Тройной одеколон!
-Да что вы, заторопилась Лена, это не одеколон! Я знаю запах тройного. У меня муж после бритья...
-Эх вы, дотор,- укоризненно сказала сестра - это же запах перегара от тройного одеколона, неужто до сих пор не встречали? Вусмерть пьяный. Не приму! Везите в вытрезвитель.
И они повезли.
Со временем доктор Дунайская свыклась с обычаем: пьяные инфарктники, психотики, язвенники и даже пьяная бабушка, забывшая покормить младенца, отчего он заходился в плаче. Не сумевши успокоить его, она заботливо вызвала скорую помощь.
Однажды Лена приехала на вызов и как только открыла незапертую дверь почувствовала запах крови, перекрывающий все остальные запахи нищеты и нечистоплотности. Угрюмая пьяная баба мыла пол. На кровати лежал тощий мужчина без штанов. Ниже живота на него была навалена куча тряпья из которой на пол стекала струйка крови. Лена убрала тряпки и почувствовала дурноту. "Что это?" - только и сказала она
-Опять чернушку не дала,- плаксиво ответил больной. Тогда я себе бритвой -хрясь! И ей - хуяк! Заместо букета. Не взяла, падла. И не дает, и не берет, - скорбно закончил он.
Этого больного в Склифосовском приняли без споров
Tags: Рассказы любимого доктора
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments

Bestgennadydobr

February 11 2017, 06:47:43 UTC 3 months ago Edited:  February 11 2017, 06:48:57 UTC

  • New comment
Что у трезвого на уме, то у пьяного в поступках. На Западе мучил бы психоаналитика всю жизнь...