Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Зависть

У меня есть родственница. Я слежу за ее жизнью уже сорок лет. Когда начинала наблюдения, ей было лет пятнадцать. Она была довольно симпатичная, живая говорливая старшеклассница. Отец оставил их. Мать старалась изо всех сил, и материально они были благополучны. Но дорогих украшений дочери купить не могла. И Лола, когда рассказывала об отношениях с подругами, объясняла, что ее не зовут на их дни рождения, потому что у нее нет брыльянтов. Вообще она говорила на правильном русском языке, но это слово выговаривала страстно. Я сомневалась, что ее сверстницы отбирают подруг по  диадемам и колье, но возразить не решалась, тем более что сама щеголяла в бабушкиных сережках, которые еще не успела потерять и, таким образом, находилась по другую сторону баррикады. Тем не менее Лола говорила, что одноклассницы ей завидуют. Потому что она умна и воспитана лучше них. И прекрасно учится. Я тоже хорошо училась, но мне никогда не завидовали, так что слушать ее было даже несколько обидно. Но я была взрослая замужняя женщина и что мне было меряться с девчонкой?
Лола действительно поступила с первого захода в политехнический институт. И тут острый коктейль из недоступных бриллиантов и зависти испила полной чашей. Ее презирали, как не имеющую бриллиантов, но завидовали ее блестящим академическим успехам - сам профессор Абашидзе поставил ей пятерку по СОПРОМАТу и сказал, что в ней видит будущее инженерной мысли. Во всяком случае, об этом рассказывала всем родственникам ее мать. Мелкая несообразность состояла в том, что я работала с этим Абашидзе, и он был анекдотическим типом, который никогда не ставил пятерки и никому в жизни не сказал доброго слова. Закончив институт Лола попала в прекрасную лабораторию - вероятно, она действительно знала свое дело. Но зависть сопровождала ее и здесь. Она была моложе одних, привлекательней других, остроумнее третьих. Так и покатилась ее жизнь. После развала Советского Союза в голодный год Лола пристроилась кассиршей  в
магазине, где все поголовно завидовали ей после эпизода с вооруженным бандитом. Он зашел в магазин, оглядел всех женщин и выбрал Лолу. "Ты,- сказал он,- будешь спать со мной здесь и сейчас!" А Лола ответила: "Убей меня раньше, а потом делай с моим телом, что хочешь!" Ну и, как ожидалось, бандит встал на одно колено и поцеловал подол ее платья. После чего, к зависти всей улицы, стал ее покорным рабом.
Дальше Лола с матерью переехали в Израиль.
Здесь она чуть не вышла замуж. Но сестры жениха, Регана и Гонерилья, завидовали элегантным юбкам, которые Лола шила себе сама, тогда как они были вынуждены ходить в безобразных штанах, какие только и можно купить в Машбире. И свадьба, разумеется, разладилась. Тем более, что бриллиантов по-прежнему не было.
Когда Лола работала на конвейере, товарки завидовали ее блестящему ивриту, тому, что она инженер и может сделать начальству изящный комплимент.
А мне так никто и не позавидовал. Я не стала полным профессором (и неполным тоже не стала), не написала двадцать романов (и одного не написала), не получила отдел и даже группой из двух человек и то не руковожу. Ужасно повезло.
А что такое зависть - знаю не понаслышке. И это не смешно. Когда везешь на прогулку своего трехлетнего ребенка-аутиста и видишь вокруг здоровых, смеющихся, болтающих любознательных и радостных детей. Врагу не пожелаю
Tags: Счастье, Эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments