Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

О тайных мыслях

Старый анекдот:
Жуков поджидает в приемной аудиенции у Сталина. Из кабинета выходит Поскребышев, яростно говорит: "Жопа усатая!", хлопает дверцей письменного стола, шумно выдыхает и разрешает Жукову пройти в кабинет Самого. Через минуту Сталин вызывает и Поскребышева
- Вот ви, товарищ Поскрбишев, сейчас сказали "Жопа усатая!" Кого именно ви имели в виду?
- Гитлера, конечно, товарищ Сталин!
- А ви, товарищ Жуков - на кого подумали??

Ужас, как проявляют себя тайные мысли.

На втором курсе у нас был лектор по фамилии Туския. Читал - уже не помню что - термодинамику, что-ли? Статистическую физику? Бубнил невнятно, писал на доске скверным почерком... Студентов терпеть не мог и пользовался у них полной взаимностью.
Однажды он опоздал на лекцию. Прошло десять минут, и у группы зародилась надежда, что доцент заболел, и вместо препротивных полутора часов в сонной аудитории нас ждет чудесное окошко, которое мы, конечно,
проведем в Доме чая, напротив Университета.
Еще пять минут и по правилам можно было считать лекцию отмененной. Радостно галдя мы вышли из аудитории в коридор второго этажа и увидели через окно, что наш преподаватель как раз в эту минуту входит в дубовые двери центрального входа физического корпуса.
Студенческий инстинкт мгновенно подбросил нас к боковому выходу, который вел к филологам, комфортабельно расположившимся в Первом корпусе, а дальше на волю - к заветным стаканам зеленого чая с печеньем.
- Ох, что сейчас будет, - сказал Гурам! Туския увидит, что мы ушли, пойдет в деканат и поднимет хай.
Но, он, конечно, оговорился, и в слове "хай" употребил другую гласную. И ничего удивительного - о чем думает девятнадцатилетний, сидящий рядом с любимой девушкой?
Примите еще во внимание, что в те чопорные времена в Грузии в смешанной компании употребление нецензурных слов было полностью исключено.
Но что поделаешь? Слово не воробей...
Смешно, но простительно

А вот другой случай. Дочь моей подруги Лиза гуляла со своей двоюродной сестрой Инной по Иерусалиму. Инна приехала к тетке из Москвы на летние каникулы. Ей было пятнадцать. И хотя она  младше Лизы на четыре года, девочки  очень близки. Практически, как родные сестры. И вот они гуляли в центре города в самые интифадные времена и услышали взрыв - в тот день был ужасный теракт. Совсем недалеко - километра полтора от них. Тряхнуло, как следует, а грохот был ужасный - в узких улицах звук почти не рассеивается. Они, конечно, испугались, но Лиза была старше, хладнокровней и опытней в вопросах безопасности, да еще и солдатка. Так что она обняла младшую и держала так, пока девочка не перестала рыдать. Они двинулись дальше. Время от времени на Инну нападал тремор - она начинала дрожать, и тогда Лиза снова крепко обнимала ее, прижимала к себе и дожидалась, пока дрожь уймется и ребенок сможет идти вперед. В такой момент к ним подошел почтенный человек с аккуратно завитыми пейсами, в черной бархатной шляпе и в перепоясанном лапсердаке. Совершенно неожиданно он уставил на них указующий перст и набросился  с руганью. Назвал их испорченными стервами, проклял за бесстыдное поведение в святом городе и призвал на их головы вечные адские муки.
Инна не понимала на иврите, и смотрела изумленно. А Лиза понимала. И сказала: "В жизни не видела человека с такими гнусными развратными мыслями, как у тебя. Ты бы хоть постыдился показывать людям, что у тебя на уме"
И они пошли дальше, пробираясь сквозь толпу и стараясь выбраться на боковые улицы, по которым может быть уже снова начали ходить автобусы
Tags: Анекдоты, Иерусалим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments

Bestwhim55

May 21 2017, 09:37:08 UTC 6 months ago

  • New comment
О твоих тогдашних познаниях в области обсценной лексики я был наслышан давно. С Гурамом занятнее.
Если всех русскоговорящих людей разместить на условной шкале по степени насыщенности их языка этой самой лексикой так, что на левом конце ее будет тот, кто, споткнувшись о кошку, скажет "кошка", а на правом - тот, кто не ругается матом, а разговаривает им, то Гурам расположится куда ближе к левому краю, чем к середине. Во всяком случае, Гурам того периода, когда я был с ним знаком (Хотя за случай с кошкой я бы не поручился).
Кроме того, уровень владения им русским языком делает версию оговорки сомнительной. А вот тайные мысли... Ну, наверное. Все же ты его знала куда лучше, чем я.