Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Иерусалим горний

Иерусалим построили в Иудейских горах какие-то непонятные евусеи. Евреи отвоевали его, пользуясь разрешением и даже прямым указанием самой высокой инстанции. Евусеи не жалуются - они исчезли, канули в лету, как и большинство их сверстников. Этим, пожалуй, и началась европейская история, хотя дело было далековато от Европы. Евреи построили свой Иерусалим, возвели свой Храм и зажили там довольно беспокойно. То становились Великим государством, то малым. Иногда ссорились и воевали между собой, иногда попадались на зуб Ассирийцам или грекам. Вели себя спесиво. С империями не считались. Вавилон задевали бесконечно, пока Навуходоносор не вышел из терпения, спалил Храм - корень еврейского высокомерия и угнал лучшую часть  народа на реки Вавилонские. Там сидели они и плакали, вспоминая оставленный Иерусалим. Воевать стало невозможно и не с кем, и евреи занялись учением. Они изучали все подряд: медицину и историю, философию и грамматику, Тору и Вавилонскую юриспруденцию. Три поколения сделали из воинственных дикарей народ Книги, склонный к размышлению и углублению в суть предметов. Через семьдесят лет добродушный царь Кир позволил желающим вернуться в Иерусалим, к оставшимся там соплеменникам. Они отстроили свой Храм - не такой богатый и роскошный, но вполне настоящий. Они теперь были бедны и уважали ученых и ученье, но по-прежнему неугомонны и задиристы. Бунтовали и ссорились между собой, не повиновались римским властям и насмешничали над могучими. Кончилось тем, что и римляне потеряли терпение, сожгли Храм и разрушили Иерусалим. Причем не кое-как, а со всей основательностью. Пройдясь по городской земле плугом и посыпав ее солью. У них был немалый опыт. Великий Карфаген уничтожен  таким образом. А евреям, оставшимся в живых, было запрещено даже приближаться к тем местам. Они рассеялись по Европе, Африке и Азии, и стали учиться выживать. Семьдесят лет продолжалось запустение, и на месте Иерусалима римляне поставили свой город. Они были опытны и в этом деле. Основали Париж и Лондон, Милан и Турин, Будапешт и Берн. Элия Каритолина была городом живым и богатым, не хуже Лютеции или Лондиниума
В новом изгнании евреи обратились к деньгам. Они (мы) усовершенствовали торговлю, придумали банковское дело, открыли ссудные кассы, изобрели кредит, страхование жизни и тысячи деталей финансовой системы. Ученые и богачи - таким стал образ евреев. При всяком малограмотном средневековом короле, герцоге, принце, султане состоял врач-еврей, которому было доверено здоровье семьи, советник-еврей, который разбирался в политике и кредитор-еврей, который ссужал свои деньги на армию, строительство и дорогостоящие проказы властелина. И каждый - каждый - добывал какую-нибудь королевскую милость или султанский фирман в пользу соединения евреев с Иерусалимом. И каждый слал свои деньги в Израиль на его восстановление. Каждый учил своих сыновей языку царя Давида и Торе. Каждый соблюдал древний закон, ел только дозволенное и жил в таком месте, где мог с легкостью найти еще девятерых единоверцев, необходимых для миньяна. Много сотен лет на Пасху в любой семье провозглашали: "На следующий год в Иерусалиме!" А на каждой свадьбе разбивали стакан в память о разрушенном Храме и клялись в верности: "Если забуду тебя, Иерусалим, да отсохнет моя правая рука!"

На праздник мы с друзьями гуляли по Иерусалиму. Он шумит, кипит и болтает на древне-еврейском языке.
Торгует, трудится, смеется, учит Тору и охотно показывает гостям бережно хранимые остатки колонн Элии Капитолины. Города, некогда возведенного на этом месте мастерами Великой Римской империи, угасшей под собственными руинами полторы тысячи лет назад.
Друзья разглядывали синагогу "Хурва", которую построили триста лет назад, а разрушили двести лет назад. Потом снова отстроили, и снова разрушили. А в этом году опять восстановили, как ни в чем не бывало. По первоначальному проекту. Теперь-то ей стоять, пока жив Израиль.
Рассматривали золоченную Храмовую менору, которую восстановил на свои деньги некий, не вполне безупречный, Рабинович. Да простятся ему грехи, вместе со спесью, которая заставила поместить имя жертвователя на табличке за толстым пуленепробиваемым стеклом.
Так или иначе, забытое, разрушенное, утерянное, утраченное за века изгнания возвращается на свои места. Мы и сейчас на пасхальном седере говорим "На следующий год - в Иерусалиме" и добавляем в "Иерусалиме с отстроенным Храмом". Господь поглядывает на упрямцев и улыбаясь замечает: "Вы - народ жестоковыйный!"
Tags: Иерусалим, История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments