Воззвание к друзьям-израильтянам

Друзья мои! Мы все привиты от ковида и, надо надеяться, от него не умрем. Но заболеть можем - и болезнь эта достаточно мучительна.
Наше нынешнее правительство трепетно любит культуру. Поэтому ни спектакли, ни концерты, ни лекции в битком набитых залах не отменяются. Но мы с вами взрослые ответственные опытные люди. Разве нужно ждать их решения, на которое влияют множество факторов далеких от заботы о нашем здоровье (и от культуры тоже)? Разве мы сами не можем выключиться из цепочек, по которым передается зараза?
Я отменила свое участие во всех мероприятиях, которых ждала, на которые собиралась пойти с внуками, близкими друзьями и просто которые мне были интересны и заманчивы. Умоляю вас, сделайте и вы то же! Мы не обязаны ждать решения двух десятков не самых умных и не самых ответственных людей страны, чтобы вести себя разумно и не подвергать опасности себя и других.
Разумеется, придется ходить на работу, в магазин, аптеку. Но не делайте того, что не обязательно. (Хотя помыть холодильник можно... я не возражаю...)

Вид сверху

В гостинице "Сансет бизнес отель" зал ресторана был заполнен настолько, что Максу предложили сесть за столик, за которым уже завтракала незнакомая дама. Официант, низко кланяясь попросил у нее согласия. Леди, улыбаясь, окинула Макса взглядом и благосклонно кивнула. Он уселся, но, видя, что она украдкой рассматривает его бейджик, приподнялся и представился:
- Макс Лондон, я здесь на конференции
- Лиз Орански, - ответила дама. - Вы, конечно, врач.
- А что, - изумился Макс, — это так заметно? Мне казалось, что такую майку и слаксы в этом городе носит полмиллиона человек.
Collapse )

Дина

    Дину познакомили с Марком потому, что у них обоих брачный период клонился к концу. Ей было 23, а ему 29. Они абсолютно подходили друг другу по всем параметрам: по росту, возрасту, образованию, происхождению, склонностям и намерениям. Оба думали, что целью человеческой жизни является защита диссертации на соискание звания кандидата физико-математических наук. Оба были травоядными, но взамен клыков и когтей природа наделила обоих чувством юмора, что в известной мере и в некоторых случаях может заменить агрессивность.Collapse )
     

Проверки на дорогах

Надо доверять своему ангелу-хранителю, особенно такому снисходительному и доброжелательному, какой приставлен ко мне. Уж если получила я двадцать четыре штрафных балла и направление на курс по улучшению навыков вождения, должна была сообразить, что ждет меня что-то симпатичное и забавное. Шестнадцать часов лекций и два экзамена были не слишком дорогой платой за то, чтобы уверенно и радостно понять: мы не в Европе. Слава Богу!

Collapse )

Глафира

         Феодосия искала случая поговорить с Дафной наедине. Днем Агата была в святилище, а вечером, если Дафна приходила в гости, Агата была дома. Отослать ее с поручением к соседке было невозможно - даже мать не распоряжается сивиллой. Оставалось ждать удобного случая.
В один из жарких вечеров, когда Дафна навещала Феодосию и Алексайо, они заболтались дольше обычного. И вино Феодосия разбавляла не водой, как всегда, а отваром хмеля - она находила в этом растении все новые лечебные свойства, и пробовала добавлять его в свою стряпню и напитки. Когда Дафна собралась домой, то смеясь сказала, что шатается, как заправский пьяница, и Феодосия, отвергнув раба, взялась сама проводить приемную мать до дома. Они вышли под звездное небо. Шли неторопливо. Разговаривали громко, смеясь, вспоминая забавные случаи. Когда подошли к Храму Дафна спросила: "Ко мне зайдешь или здесь спросишь, чего хотела?"
Collapse )

Котёл

Котел истории кипит, не остывая. Разбрызгивая свою лаву на ныне живущих и источая удушливую вонь. Из последнего - целование пыльных кроссовок потомкам рабов и официальные предпочтения трансгендерам при приеме на работу. Ну, вы помните:

                                                        Кровь свиньи, три дня назад
                                                        Съевшей девять поросят
                                                        И повешенного пот
                                                        В колдовской котел идет


Пузырится колдовская мерзость.
Та война, с Пирл-Харбор, блокадой Ленинграда, уничтожением Дрездена, миллионами погибших евреев и цыган, взорванной Варшавой, испарившейся  Хиросимой и Гулагом, в котором догорали сотни тысяч освобожденных советских военнопленных - и она продолжает отбрасывать отвратительные блики на сегодняшний день.

В Кутаиси к сорокалетию  Отечественной войны поставили Мемориал воинской славы. Еще были живы участники войны и их дети. Такой внушительный, можно даже сказать величественный памятник из бетона с бронзовыми барельефами, колоколами в память погибших и бронзовым всадником с воздетым факелом. Вот такой.
Сверху монах, благословляющий живых и поминающий погибших.
По-моему очень достойный памятник. Тем более, в Грузии триста тысяч погибших в той войне. И я с детства помню великое множество тбилисских калек: безногих на доске с роликами или в лучшем случае на костылях, безруких с болтающимся рукавом, слепых с обезображенными лицами, всяких, всяких...
Но ничто не стоит на месте. В счастливо освободившейся от Советского Союза свободной Грузии законно избранный президент решил построить новое здание парламента точнехонько на том месте, которое вы видите на картинке. Так что было высочайшее повеление от обелиска избавиться. Но, поскольку, в Грузии есть интеллигенция, которая совершенно не поощряет разорения своей культуры, и голос ее слышен, то начали возникать митинги против сноса. Стали собирать подписи...Потребовали всенародного обсуждения... Коротко говоря, покусились на право Саакашвили милостиво повелеть соизволить - вещь совершенно нестерпимая. Раз так - с президентского кресла вниз сошел приказ - взорвать немедленно до 21 декабря. Исполнители засуетились, заторопились, и взорвали в срок.
Правда сделали, как умели. Так что в трехстах метрах от памятника погибла от взрыва женщина со своей восьмилетней дочкой. И еще человек пять из окрестных жителей оказались покалечены. Подумаешь! - по сравнению с жертвами второй мировой войны! Но место для парламента освободили.
Другое дело, что оно не понадобилось. Парламенту совсем неплохо в Тбилиси. И было бы все это исключительно печально, если бы не то ликование, которое снос памятника вызвал в Москве.
- Варвары вы! - сказали в Кремле. - Вандалы! Не уважаете пролитой крови! А мы - наоборот! Чтим память погибших и намерены этот самый монумент восстановить на Поклонной горе. Вот сейчас объявим
конкурс и восстановим под названием "В борьбе против фашизма мы были вместе". Ну просто, чтобы каждому понятнее было, о чем базар. И, конечно, восстановили. Практически не отличишь. Как две капли воды. А что? Поклонная гора все стерпит.
"На Поклонной горе есть музей ВОВ, выставка военной техники под открытым небом, 3 церкви - православная, синагога, и мечеть. Летом работают фонтаны и аттракционы, зимой устанавливают ледяные скульптуры и горки. Часто проводятся фестивали, концерты, спортивные соревнования. Это хорошее место для катания на роликах, скейтбордах и велосипедах."
Еще одна пошлость ничем не повредит коктейлю из пышного официоза и кассового аттракциона.

Ах, война, что ты, подлая, сделала!

Сон

        Вере приснился сон. Она сидела на легкой табуретке против синего пластикового контейнера, в каких хранят детские игрушки. Вечером перед сном мальчики нехотя забрасывают туда свои машинки, супергероев, хитроумные закругленные сборные пирамидки и разную плюшевую дребедень. Закрывают все это синей крышкой и откатывают в угол комнаты. Вера всегда поражалась, какой невероятный беспорядок в квартире можно учинить, если разбросать по полу, содержимое хотя бы одного такого ящика.Collapse )

Кружево

Работа близилась к концу. Анна еще раз встала, подошла к столику, на котором стоял фаянсовый кувшин и таз, плеснула  в таз чуть теплой воды, намылила руки чудесным пенистым мылом - кружевницы часто моют руки - хорошее мыло необходимо, чтобы пальцы оставались нежными и чувствительными; сполоснула ладони в тазу, промокнула кожу стареньким матушкиным полотенцем и выплеснула воду из таза в ведерко.

Collapse )

Школа литературного мастерства

Утро выдалось хлопотное, загруженное кроме обычных дел еще и неприятным зуммом с редакцией толстого литературного журнала, где Джон был членом редколлегии. Очень быстро деловой разговор перешел в свару. Эссе, о котором яростно спорили, Джон не читал, и читать не собирался, но и отключиться было бы совершенно неприлично. Поэтому он открыл еще одно окошечко и правил в нем верстку нового романа, вздрагивая иногда от самых отчаянных выкриков и вставляя время от времени свое умиротворяющее бурчание. Collapse )

История с географией

        Учителя географии звали Иваном Акоповичем. Это был маленький, лысоватый, полноватый человечек, небрежно одетый и неотчетливо выбритый. Как и все на свете учителя географии, он требовал, чтобы дети приносили на уроки контурные карты, но, будучи снисходительнее других, редко заставлял учеников что-нибудь в них рисовать.
Урок происходил таким образом: кого-нибудь одного или двоих вызывали к доске, и они отвечали заданный материал, тыча более или менее успешно указкой в потрепанную карту на стене. Потом учитель приказывал открыть учебник на следующем параграфе и учить его на отметку. Поскольку других занятий не было, большинство так и поступало. За десять минут до звонка Иван Акопович вызывал желающих к доске, и они очень сносно – только что прочли! – рассказывали заданную главу. И получали хорошие отметки. Система была великолепна! Учитель на каждом уроке имел с полчаса свободного времени. Ученики, от скуки и, желая избавиться от домашнего задания, если не выучивали назубок, то хотя бы знакомились с темой. А потом еще слушали ответы тех, кто прочел параграф до самого конца и понял написанное. В этом классе двоечники были осведомлены в географии намного лучше, чем во всех остальных предметах.
Collapse )