Флейтист

Моя сестра в детстве ужасно любила новые слова. Говорила, что чем больше слов - тем больше мыслей. В одиннадцать она прочла где-то слово "асоциальный" и досконально изучила его значение в словаре. С тех пор вот уже тридцать лет она твердит, что я асоциальный тип. Смешно, я в жизни не нарушил ни одного закона. Даже паркуюсь только там, где разрешено. Хотя, может быть, она имеет в виду, что я никогда никому не звоню чтобы поболтать, что я не женат и кроме работы мало чем увлекаюсь. За исключением моих флейт, конечно. У меня их шесть. Одна очень дорогая - что из того? Я продал свою Хонду и купил дешевенькое Рено. Какая разница, на чем ездить? А мой инструмент... - этого не объяснишь... Я назвал ее "Сюзанна". Серебряная красавица - японка с нежным голосом и совершенной французской механикой. Но и другие, и другие... Моя первая флейта на которой я играл подростком - и ее надо собрать, согреть дыханием, дать ей позвучать, сыграть несколько упражнений. Нельзя обижать старушку. Моя замечательная пикколка - девочка капризная и своенравная. И три большие альтовые. Две совсем не звучат - на них и играть нельзя. Когда-нибудь отдам в починку...
Collapse )

Лексика

Слова имеют обыкновение сцепляться намертво и на десятки лет переживают эпохи, их породившие. Они еще наполнены смыслом, но истаивают вместе с последним поколением, которое ими пользовалось.
Все мои сверстники помнят, что значит ...и примкнувший к ним Шепилов , выбросили кур, город желтого дьявола, Остров Свободы, каменные джунгли, встречный план, ударная стройка, трудовая вахта, стахановцы, головотяпы, три источника, безродные космополиты и - абсолютный шедевр- "тысячами невидимых нитей  связан ленинский Центральный комитет с первичными парторганизациями". Нынешнее поколение (которое, как мы все помним, должно было жить при коммунизме, но заблудилось и туда не попало) этого просто не понимает.
Collapse )

История

История тварь свирепая, злопамятная и беспощадная.  Она двигается, круша когтистыми лапами города и государства. Сметая хвостом целые народы, оставляя за собой бесчисленные следы в глиняных черепках, камнях акведуков и колоннах храмов, в словах, забредших из одних языков в другие, в памятниках на площадях, в куполах, фронтонах и оконных переплетах, в музыке и книгах. И в маленьких тщательно отчеканенных дисках, на которых особенно любит красоваться.Collapse )

Благословен судья праведный

Неловко признаться, но я придерживаюсь правых взглядов.
Неловко потому, что в нашей парадигме левые это высококультурное меньшинство. Его атрибуты: могучий интеллект, ошеломляющая эрудиция, кафедра в университете, круглые очки, яростное неприятие государства и презрение к патриотической патетике, часто осложненные веганством и отказом вакцинироваться.
С другой стороны правые - сефардское большинство. Они продают фалафель, кричат "Биби мелех Исраэль", читают только сидур, ненавидят арабов и гомосексуалистов и устраивают сыновьям бармицвы на восемьсот человек.
Вот в этой картине мира я застенчиво признаюсь, что ... ну вы уже поняли.
В связи с ЭТИМ я не люблю наш левый БАГАЦ  и всю судебную систему с ее аппаратом назначений и попытками влиять на законодательную власть. Однако, мне и в голову не приходит заподозрить судей в том, что они не уважают закон, берут взятки или основывают свое решение на телефонном звонке от начальства.

Как страшно жить без закона. Когда каждого могут арестовать и посадить в тюрьму. Или присудить ему штраф, который разорит его. Или и то, и другое.

А как страшно судьям - они, наверное, надеются не дожить до того момента, когда с них спросят. Посадят в тюрьму или присудят страшных размеров штраф, или и то, и другое...


Кстати (скорее некстати) сегодня Шхемский суд объявил своим решением декларацию Бальфура недействительной. Помните старый фильм: "Жена становится девушкой, дети - незаконнорожденными"?

Великая

Одна немецкая принцесса стала волей судьбы императрицей и самовластной повелительницей огромного государства. Дело было в восемнадцатом веке и, хоть и происходило в Европе, государство это погрязло в беззаконии и нищете. Управлялось бесстыдными взяточниками и не могло идти ни в какое сравнение с просвещенной Францией, законопослушной Англией или богатой благоустроенной процветающей Швейцарией.

Молодая женщина взялась за огромный неподъемный труд. Она приблизила к трону юристов и с их помощью реформировала законодательство, так, что оно стало понятным и последовательным. Вторым важнейшим делом было изменение системы управления. Если благодаря новой системе взятки и не были исключены, то, во всяком случае их место в картине жизни стало таким, как сейчас - соблазнительно-опасным. Она поощряла промышленность и торговлю, ремесла и сельское хозяйство. Уговаривала сажать картошку и улучшала дороги.

Императрица воевала, когда это было неизбежно и исхитрялась в мирных договорах, когда находила возможность. Он считала образование необходимым и существенным благом для народа и поэтому строила школы, открыла университет, возвела астрономическую обсерваторию и постаралась сделать знания доступными любому подростку, к какому бы слою общества он ни принадлежал. Были бы способности и прилежание!

Она покровительствовала искусствам - приглашала художников, скульпторов и архитекторов. Учредила академию художеств и финансировала обучение талантливых учеников талантливыми педагогами.

На этом месте каждый просвещенный читатель скажет, что знает имя моей героини и многие подробности ее биографии. Да, пожалуй, может перечислить и имена трех-четырех ее фаворитов, Так слушайте дальше.
Collapse )

Три товарища

Леха и Вовка сидели у Серого на кухне, ели селедку и горячую картошку, щедро сдабривая ее сливочным маслом, которое, без зазрения совести, толсто намазывали и на ломти хлеба, пили водку и вспоминали. Они познакомились в первом классе одесской школы для одаренных детей имени Столярского, и с тех пор так и остались ближайшими друзьями. Серый и Вовка играли на скрипке, а Леха на пианино, но читать и писать их учила одна учительница Сима Иосифовна. Им было около тридцати, когда все вокруг потянулись в Израиль. И они, разумеется, тоже. Они помогали друг другу собираться, покупать холодильники, паковать видеомагнитофоны - теперь, когда они распродали все,  - у каждого был, наконец, свой видак; и держали друг для друга очередь в длиннейшем хвосте на Малой Ордынке в Москве. Вовка и Серый даже умудрились вдвоем удерживать три очереди, так что Леха, у которого было уже трое детей, приехал всего на два дня. Получил свой штамп на визе и отбыл назад в Одессу к беременной Майке.Collapse )

Очень печальная история

Мальчик родился в  просвещенной и благонамеренной семье в 1842 году. Вдобавок родители были и очень богаты, так что средств на воспитание семерых детей не считали. Он получил великолепное образование, какое не снилось ни нам, ни нашим детям. Коля был самым старшим и самым талантливым. С дошкольного детства был восприимчив, любознателен и неописуемо трудолюбив. Профессор права, который экзаменовал его, поразился глубине его знаний и широте мысли. Для завершения образования был отправлен родителями в сопровождении нескольких педагогов в трехмесячное путешествие по России. Посмотреть на реки, которые видел только на карте, посетить Храмы о которых читал в летописях, осмотреть поля и то, каким трудом добывается хлеб, понять, какова протяженность дорог, по коим доставляется товар, побеседовать с людьми разных сословий, словом - дополнить теоретические представления практическим опытом.Collapse )

Жизнь и смерть Антонио Агостиньо

Антонио Агостиньо умер от рака. Он был настоящим марксистом, что бы ни говорили его враги, поэтому не ожидал после смерти ничего. Однако, хотя тело его так и не очнулось по окончании длинной операции в Кремлевской больнице, душа долгое время скучала в морге, не решаясь, отчего-то удаляться от холодильника.  Потом она порезвилась в облаках, сопровождая самолет с замечательно красивым полированным гробом красного дерева.  И только по завершении торжественной, церемонии упокоения Первого Президента Анголы, Команданте, Освободителя, Героя Революции, и отца ангольского народа в мавзолее в Луанде, почувствовала, что свободна и может удрать от опостылевшего небрежно набальзамированного тела, лежащего под крышкой гроба филигранной работы в очках с какой-то двусмысленной улыбкой и с вечной ручкой в кармане пиджака.Collapse )

Счет закрыт

В семидесятом году нашей эры римский полководец с крестьянским именем Тит не без труда и опасности покорил взбунтовавшуюся провинцию на самой окраине Империи. Ворвался во все ее крепости, разрушил до основания укрепленный город, спалил храм - источник высокомерного упрямства дикарей и отослал в Рим реляцию, где кратко сообщал: Iudea capta - Иудея порабощена. По этому поводу его отец император Веспасиан не счел излишним выпустить монету. На орле, разумеется, он сам, а на решке надпись: Iudea capta и иллюстрация - гордый римский воин с копьем победоносно стоит возле пальмы, у которой сидит и плачет порабощенная женщина - Иудея.
Ничего особенного... мало ли народов покорили римляне.
Но Веспасиан не предвидел, что высокомерное упрямство, о котором и сам Господь упоминал словами: "Вы народ жестоковыйный", окажется долговечнее и непреклоннее, чем Великая империя.

Через полторы тысячи лет после падения Рима в Израиле была выпущена серебряная медаль, на одной стороне которой изображена та позорная монета, а на другой возле той же пальмы счастливая женщина играет с младенцем, а ее муж сажает в свою землю плодовый саженец. И надпись гласит "Иудея освобождена". Точнее -1948 ישראל המשוחררת.
Ничего, что прошло две тысячи лет, ничего, что нет уже тех римлян, а на их месте живут веселые итальянцы. Ничего, что не осталось свидетелей нашего порабощения – спор не окончен. То-есть теперь уже да! Мы сказали свое последнее слово.


Я трогаю эту медаль, и радуюсь, и горжусь, и посмеиваюсь. Для нас история это не прошлое, а настоящее. Многого можно добиться если с маниакальным упорством сто поколений подряд повторять: «На следующий год – в Иерусалиме»

Господин маркиз

В соавторстве с luukphi_penz

В 1824 году в небольшом особнячке на улице Фобур Сент-Оноре неким господином Дюбуа было организован кружок любителей литературы. Господа среднего возраста собирались два раза в месяц, чтобы побеседовать о французских литераторах и их творениях. Говоря откровенно, их интерес был сосредоточен в одном писателе: аристократе, пережившем революцию и умершем десять лет назад, но оставившем по себе кроме романов и пьес множество загадок, слухов и сплетен, в которых его почитатели старались разобраться, отделив правду от вымысла.  На нынешнем заседании обсуждались два свидетельства, пересказанные любителям словесности людьми, долгое время находившимися в обществе маркиза и рассказавшими эпизоды, которые им запомнились.

Collapse )