Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Калифа

Большая университетская больница очень сложный живой организм. Настолько живой, что время от времени болеет и когда-нибудь безнадежно умирает. Огромное количество людей разных профессий необходимо для нормальной работы этого существа. Главное, конечно - медсестры. Множество медсестер от уникальных, - единственных операционных, без которых знаменитый врач не хочет начинать сложную операцию и до студенток на практике, умеющих только поменять парализованному подгузник или помочь выздоравливающему вытереться после душа. Медсестры - душа больницы. Или, если продолжать глуповатую систему аналогий - ее кровь. Забастовка медсестер немедленно прекратила бы работу всего госпиталя. Поэтому таких забастовок никогда не бывает. Недовольные сестры капризничают, отказываются работать сверхурочно, совершают короткие манифестации в лобби больницы, пишут в твиттере и жалуются в министерство здравоохранения. Но никогда не оставляют своих смен.
Надо признать, что и без врача больница не живет. От великих, до малых - все необходимы. Великий врач - рентгенолог профессор Гомори. Когда он учился - рентген был двумерным. А теперь он уникальный специалист по всему спектру трех и четырех-мерных томографий - от новейшей спиральной компьютерной до ... чего угодно. Я еще и имен-то этих томографов не знаю, а он уже глядя на экран может сказать, что за таинственная, никому не понятная фигня таится в теле больного, опасна ли она, требует ли лечения, или может спокойно оставаться на своем месте, не неся в себе никакой угрозы. Когда выдающиеся врачи, повидавшие множество случаев, не описанных в учебниках, спорят между собой на повышенных тонах, то умиротворяющим ответом на гневный вопрос :"откуда ты знаешь??" являются волшебные слова :"Гомори сказал".
Но и начинающий врачи, еще ни в чем не уверенные, бегающие всю ночь от кровати к кровати, делающие, что умеют и только старающиеся как можно реже будить телефонными вопросами своего Старшего, необходимы больнице. Они и составляют скелет, на котором держится этот великан.
А кроме того у нас работают физики, химики, кладовщики, лаборанты, биологи, электрики, сантехники, электронщики,  слесаря, программисты, бухгалтера, плотники, секретарши, адвокаты, архитекторы, психологи, социальные работники, медицинские клоуны, шофера, охранники, садовники, генетики и множество уборщиков. А также надзирающие за уборщиками завхозы разных уровней. Не говоря уж о профсоюзных деятелях и целом этаже, густо усеянном чиновниками администрации.
Однако мой герой  то, что не нашем языке называется "домашний работник", а по-русски попросту санитар. У нас санитар занимается только перевозкой больных. На кровати или в кресле на колесиках. Нашего звали грозным именем Калифа. Он был единственным, исключительным санитаром, обслуживающим только онкологических больных. Ему звонили не через централизованную диспетчерскую, а лично по его номеру. Иногда он немедленно привозил нужного больного. Иногда отвечал: "Она сейчас обедает - оставь ее в покое. Первый раз ест нормально за три дня! Привезу, когда закончит десерт". Иногда говорил: "ПотЕрпите! Я пью кофе. Может Калифа спокойно выпить чашку кофе??" Бывало, что и отказывался. Мне однажды сказал, что больного не привезет, потому что то, что я собираюсь делать, Калифе кажется ненужным. И что вы думаете? Поднялись вдвоем с другим физиком на этаж, где расположены палаты, и сами привезли кровать...
Главной необъяснимой особенностью нашего Калифы была его исключительная осведомленность во всех делах на всех уровнях управления. Он безошибочно сообщал о грядущей смене директора больницы, о том, заплатят ли зарплату в страшные дни финансового кризиса, когда вся махина находилась под реальной угрозой закрытия. О пунктах договоренности между администрацией и профсоюзами. О будущих увольнениях и условиях преждевременного вывода на пенсию. О позиции министра здравоохранения и о настроении заведующих разными отделами. Кроме того он осведомлял начальника нашего отделения обо всем, что происходит внизу. Так что она, обладая уникальной памятью, всегда знала о трудовых подвигах, ошибках и некорректных высказываниях в её адрес каждого из нас. Обладая взрывным характером, Калифа однажды, обсуждая что-то со своим начальником, которому подчиняются все санитары, перевернул тому стол, так что горячий кофе сильно попортил белизну халата хозяина кабинета. Однако попытка обиженного босса уволить его не нашла понимания у более важного начальства, и торжествующий Калифа остался на своем месте. Ему не было чуждо своеобразное чувство юмора. Так он послал по внутренней почтой на имя зав. отделом радиотерапии письмо, которое открыла, как и предполагалось, его секретарша. Женщина исключительно глупая и впечатлительная. В конверте был здоровенный крылатый и, хоть и не вполне здоровый, но все еще живой таракан. Визг секретарши продолжался несколько минут. Все отделение ходило ходуном, пытаясь отвлечь ее и успокоить захлебывающиеся рыдания. Дело не обошлось без успокаивающего укола и сопровождения домой. Калифа был вполне доволен.
А я поминаю его добром. Однажды я привезла в больницу свою девочку у которой стремительно развивалось заражение крови, о чем никто из нас не догадывался. Мы стоя дожидались важного ультразвукового обследования, когда она мне шепнула: "Можно я на минуточку лягу на пол? Только на минуточку..."
Я позвонила Калифе и ровно через две минуты он привез в далекий корпус на другой этаж удобную кровать с мягкой подушкой и теплым одеялом, так что мы уложили в нее нашу больную, которая тут же отключилась и так и поехала, в отделение экстренной помощи, увлекаемая тем же Калифой, который использовал специальные ключи, передающие ему управление лифтами и тонкое знание сложной географии больничных корпусов
Tags: НО, Онкологические рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments