Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Валерий

Валерий не спал полночи. Проснулся утром такой же усталый, как ложился вечером. Надел сандалии, еле сполоснул лицо, завтракать не стал, хоть Дафна испекла свежие лепёшки и даже намазала одну мёдом, уговаривая не выходить из дому натощак. Он угрюмо отмахнулся и вышел на улицу. Надо было идти к заказчику и просить отсрочки - он не закончил перевод из Архилоха. Не хватало терпения писать о каких-то мифологических глупостях - кто там за кем гонялся и кому возносил моления... На площади журчал фонтан. Хорошая погода - сказал сосед. Валерий кивнул и приподнял руку в знак приветствия. Говорить не было сил.
Он жил в хорошем районе в пологой части города, близко к центру. Хотя и в трехэтажном доме, но в своей квартире, за которую не был должен ни гроша.
Эта женщина была его болезнью. Когда она была с ним ласкова - он забывал себя, терял чувство юмора, поддакивал каждому слову, смотрел на нее собачьими глазами.
Он с разбегу остановился и сказал вслух - "я становлюсь слизняком!"
Три недели они почти не вылезали из постели. "Таких, как ты больше нет" - крикнул он, и прохожие обернулись. Ах, Кло, что же ты сделала со мной! Я ведь только и могу, что думать о тебе. О том, как ты прекрасна. Как шелковиста и душиста снаружи и внутри, какой у тебя голос - звонкий, когда смеешься и хрипловатый, когда стонешь.
А потом он ей надоел. В последний вечер у нее собрались друзья - все остроумцы и поэты. Он и сам был остроумцем и поэтом, но не сумел выдавить ни единого оригинального слова, ни одной полузадушенной эпиграммы. Все болтали и рассказывали смешное, а он только смотрел злыми глазами на мужчин обнимавших Кло, пил вино и грубил. Под конец вечеринки зашел "Красавчик", ее брат, приподнял бровь и спросил, показывая на Валерия пальцем: "Ты все еще с ним возишься?"
Она поцеловала Красавчика в губы и ответила: "Нет! Надоел!". И все опять засмеялись.


Валерий вышел на форум. У него кружилась голова. Он вспомнил, что не ел много дней. С тех пор, как она выгнала его, еда вызывала тошноту. Он мог пить только прохладное белое вино. От него не так мутило. И кашель, кашель не давал спать по ночам. Пришлось присесть на ступеньки Табулария. Кло была его болезнью и он умирал от нее. До тридцатого дня рождения не доживу - подумал он отрешенно.

Он встал прошелся по форуму, поглядел на Капитолий и сказал себе: все это распадется в прах. На месте храма Юпитера Капитолийского ветер будет гонять пыль, а я все еще буду Великим поэтом. Это она! Она, бесстыжая, бессердечная, сделала меня бессмертным. Цицерон со своей болтовней забудется через десять лет. Помпей Великий со своими победами и памятниками будет вспоминаться лет пятдесят. Цезаря будут помнить пока не рухнет Храм Венеры, который он собирается строить. А я - навсегда. Я, Гай Валерий Катулл, написавший величайшие стихи о любви
Tags: НО, Поиск жанра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments