Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

О красивом

- Скажите, Рабинович, зачем вы, евреи,
  делаете обрезание?
- Ну, не знаю... Во-первых это красиво

Мы с подругой с трепетом вступили в вестибюль Эрмитажа. Нам было по семнадцати. Мы были образованными и бывалыми ценительницами искусства. С шести лет разглядывали альбомы издательства Артия-Прага. И даже в Эрмитаже успели по разочку побывать в детстве, хоть жили далеко от Ленинграда. Теперь я равнодушна к позднему барокко, но тогда  нас переполнял восторг соприкосновения с безупречными  отполированными или золоченными деталями интерьера.  Ах, голубоватые колонны с коринфскими капителями, балюстрада, каждую мраморную балясинку которой хотелось ласково погладить, плоские безупречно овальные ступени, ах, нежнейшие арочки галереи. Белые пилоны с золоченными навершиями, сложная ритмическая мелодия межоконных интервалов, необязательные но очаровательные фигурки каких-то античных сцен, частью барельефами, частью фресками заполнявшие небольшие пустые местечки волшебного пространства Иорданской лестницы. Оно казалось более, чем трехмерным. Помимо длины, ширины и высоты там было еще что-то.. Закругление какое-то...

Мы прошли внутрь дворца.

Глядели, улыбаясь на пышноволосых тициановских женщин, умилялись мальчику Мурильо, долго стояли перед автопортретом Ван Дейка, который  смотрел на нас в упор с легким пренебрежением. Любовались лукавым Амуром Д'Эпине, изумляясь, что под мокрым плащом мраморной статуи так ясно видна опасная улыбка всеобщего соблазнителя.

А потом попали в огромную выгородку, в которой располагалась временная выставка Матисса, свезенного из лучших музеев мира.
Повторяю еще раз - мы были интеллигентными девушками и знали, что Матисс должен нам нравиться. Но корявые красноватые жуткие тела "Танца" внушали отвращение. Унылые цвета  "Музыки" были неприятны.  Аквариум с рыбками, казалось вот-вот соскользнет с кособокого, хотя и круглого столика.
И мы бродили от картины к картине, стараясь полюбить их и не находя в себе ничего, кроме туманных сведений о французской революции в живописи начала двадцатого века. Картины были мучительно непохожи на то, что они изображали. Мы устали, но не уходили. И упорство было вознаграждено. Я расслабилась и оглядела стену, не пытаясь разобрать деталей. Прямоугольники в рамках - почти все - были замечательно красивы. Те же рыбки, те же скатерти и драпировки доставляли радость без того, чтобы узнавать названия картин и соотносить их  сюжеты с чем-то другим.
Они были независимы от всего прежнего, изображенного на холстах. Просто красивы, как цветущий луг, который не старается быть похожим на другой луг. А цветет сам по себе не для нас и не оглядываясь на нас.
Мало кто решится употребить слово "красивый" по отношению к картинам Саврасова или Эль Греко. Оно как бы неуместно, даже пошло, когда говорим об искусстве.
Ну, как хотите...
А мне красиво
Tags: Музейное, Разнообразие, Эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments