Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Сказка про Грудла и Нидлу

Известно, что гномы очень консервативны. По шестнадцать часов в день без праздников и выходных работают они в своих шахтах, добывая сокровища, чтобы наполнить ими семейные сундуки. Ничто не может отвлечь их. Разве что забота о переходящей из поколения в поколение кирке вынуждает иной раз прекратить врубаться в скалу, присесть на камень, любовно протереть волшебное лезвие замшевой тряпочкой, полить его из флакончика, хранящегося у каждого в кармане фартука. Дождаться, пока магическая жидкость впитается в голубую сталь, снова


протереть насухо, покрепче взяться за ручку и приступить к вырубке. Только раз в четыреста лет гномы прекращают работу и сходятся на слет, где обсуждают накопившиеся за последнее четырехсотлетие проблемы, избирают новый исполнительный комитет и обучают молодежь, давая мастер-классы безбородым юнцам, иные из которых  не достигли даже восьмисотлетнего рубежа совершеннолетия.
Грудл справедливо считался одним из лучших работников своей эпохи. Кирка его, по имени Нидла, передавашаяся от отца к сыну несметное количество поколений, сама находила незаметные в полумраке трещинки скалы и,  вгрызаясь в них, отыскивала драгоценные камни невиданного размера. Но и руки, держащие волшебную кирку были могучими и умелыми. Иногда Грудл даже спорил со своей киркой. Бывало, что и оказывался прав. Они очень любили друг друга. Грудл заботился о кирке, как о родной  дочери. И она всегда оказывалась под рукой, так что, несмотря на мрак пещеры и груды камней и песка, Грудлу никогда не приходилось искать ее. Довольно было опустить руку на землю и он сразу нашаривал рукоять Нидлы.
Не удивительно, что последние десять слетов честь показать собратьям высокий класс горной работы доставалась Грудлу.

Гномы довольно прохладны, и мало что помимо богатств способно привести их в волнение. А все же накануне показательного выступления Грудл чувствовал  тревогу и возбуждение. Репетируя свое вступительное слово, он вонзил Нидлу в скалу и тут  случилась катастрофа - неведомая неодолимая сила с размаху швырнула его носом в стенку. Едва очухавшись от удара и стерев выступившие на глаза слезы, Грудл понял, что это не обвал и не землетрясение. Произошло что-то гораздо худшее - рукоять Нидлы сломалась, и из кирки торчал жалкий обломок.

Опытный гном знает, что иногда рукоятки приходится менять. Последний раз такое случилось с прадедом Грудла. Дома у него даже хранилась припасенная тысячу лет назад новая рукоять. Он купил ее у маркитанта, промышлявшего в гномьих пещерах. Была она выточена из железного дерева и, как положено, скромно украшена резьбой и немногими драгоценными камнями. Но до дому восемнадцать дней пути, а урок назначен на ближайшее утро.
Грудл пришел в отчаянье. Никакой выход не казался приемлемым. Он уже подумывал о том, чтобы украсть кирку у кого-нибудь из маститых гномов - да ведь каждую стоящую кирку знают в лицо! Или взять одну из простых, всегда валяющихся возле вырубки. Ученики небрежны и не берегут свои орудия.


Он ужаснулся, представив, как на глазах у всего народа будет  орудовать безликой, слабой и вялой железякой. Вообще неизвестно, добудет ли он бриллиант. Такого позора его семейство не переживет. Да и Нидла, раненая, но живая, не простит предательства.

Оставалось одно - найти выход из пещеры, добраться до леса, срубить подходящее деревце и смастерить из него рукоять, которой хватит на один час работы. А уж вернувшись домой, он заменит деревяшку на настоящую ручку, достойную его Нидлы. До начала урока  было еще несколько часов. Упорство гномов не знает себе равных. Грудл взял поломанную кирку и заспешил вон из пещеры.

Он еще никогда не был снаружи горы. Выход пещеры был в лесу у самой опушки. Стояла теплынь. Яркая луна светила лучше всех факелов подземелья вместе взятых. Запах стоял такой, что у гнома не было слова, чтобы описать его. Ведь он никогда не чувствовал  других запахов, кроме пота, пыли и чадящих факелов. А снаружи была весна. Цвели сирень и черемуха. Птички щебетали, перекликаясь между собой, пока одна из них не принялась петь так восхитительно, что остальные замолкли, не решаясь прервать солиста. Они понимали толк в пении, как Грудл понимал в драгоценных камнях.

Он вышел на полянку и увидел, что сверху сияют россыпи драгоценностей. Лучше, чем все сундуки, наполненные его народом за тысячелетия.

Грудл не вернулся в пещеру. Он починил Нидлу, построил ею себе домик на опушке и нанялся каменщиком к здешнему герцогу. Герцог иногда приглашает гостей, чтобы показать им вместо плясунов и фокусников, как работает его Главный  строитель. А Грудл вечером возвращается домой с заработанной золотой монеткой. Кладет ее в сундук, выточенный им  в свободное время из большого камня. Усаживается в кресло-качалку возле крыльца и слушает соловьев.



Tags: Сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments