Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Поздравительные письма

Марта Финнеган проснулась апрельским утром в своем доме в Сассексе. За окном шел дождь. "Слишком много дождей, - подумала она - пожалуй, не меньше, чем в Лондоне". Горничная внесла в маленькую спальную таз и кувшин с теплой водой, подала полотенце и стала помогать хозяйке одеваться. Апрельское утро принадлежало дню рождения миссис Финнеган. Сегодня ей исполнилось тридцать три года. Соседи, с которыми она свела знакомство, были не слишком сведущи в этикете и могли начать наносить поздравительные визиты еще до обеда. Поэтому она надела новый французский корсет и попросила горничную зашнуровать потуже.
     Утреннюю почту принесли, когда Марта только села завтракать. Она хотела проявить терпение и вскрыть письма после еды, но как-то само получилось, что яйцо осталось недоеденным, чай не выпит, а Марта уже стояла у маленького столика, на который горничная поставила подносик с письмами и две небольшие коробочки с присланными подарками.
     Первым она вскрыла письмо мистера Лонгмана. Он поздравлял с днем рождения, присовокуплял к этому приличествующие пожелания и сообщал, что той же почтой послал подарок - статуэтку сидящей в кресле дамы. Он купил ее  для себя, прельстившись замечательным сходством фарфоровой леди с именинницей.
Но чувствует он себя скверно, и врачи не обнадеживают. Так что он не надеется наслаждаться статуэткой  долгое время, а, напротив, хочет, чтобы миссис Финнеган сохранила ее в память о нем. Марта открыла коробочку, вынула из ваты фигурку, погладила блестящий фарфор и неудержимо заплакала.
    Она не плакала с тех пор, как была ребенком и считала слезы непозволительными для воспитанной женщины из хорошего общества, но ничего не могла с собой поделать. Мысль о том, что она больше не увидит Томаса Лонгмана - очаровательного, старомодного, щедрого и великодушного, была невыносима.
     - Лиззи, - крикнула миссис Финнеган. Мы едем в Лондон двенадцатичасовым дилижансом. Собирай вещи мне и себе. Мы пробудем там три дня.
Пока Лиззи поспешно собиралась, Марта вскрыла письмо мужа. Муж поздравлял с днем рождения, писал что тоскует в разлуке и даже рад, что завален работой, которая позволяет ему забыть о том, что он был спесивым  болваном, растратившим годы,
на пустословие, одиночество в клубах и одиночество с другими женщинами вместо того, чтобы прожить их счастливым человеком.
- Я посылаю тебе в подарок
чернильницу, - писал он. - Мне бы хотелось, чтобы сочиняя, ты видела ее на своем рабочем столе. Может быть, иногда она тебе напомнит обо мне. Я знаю твою твердость и уверен, что никакие просьбы не заставят тебя переменить своего решения. Кстати, в последнее время я подружился с мистером Лонгманом. Мы встречались с ним вчера в клубе и, как всегда, говорили о тебе. Он уверял, что ты приедешь в Лондон завтра или послезавтра. Он бы не надеялся на это, если бы знал тебя так же хорошо, как я. Прощай, моя дорогая! Я с нетерпением жду летних каникул, когда смогу каждый день видеть тебя и наших мальчиков.
Твой муж, Джеймс Финнеган.

Марта засмеялась и сказала горничной: "Не торопись, Лиззи!  Мы выезжаем завтра. И останемся в Лондоне на несколько недель... А там видно будет"
Tags: Выдуманные истории, Марта Финнеган, Письма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments