Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Роман

Мистер Кавендиш написал роман. Раньше он писал только рассказы, а теперь почувствовал, что может предоставить своим героям достаточно времени и места. Проследить за ними от детства до зрелости, позволить им уехать в Америку, дать возможность не только жениться, но и завести детей. Он любил своих персонажей. Сочувствовал до слез, когда узнал, что средний сын полковника Бентли не будет принят в школу, потому что страдает серьезной умственной слабостью. Немного утешился, когда оказалось, что мальчик находит удовольствие в рисовании цветными мелками и лепит из глины фигурки белок и ласточек. Он ввел в сюжет нескольких дам, которых помнил с детства - это были подруги матери. Одной из них он помог выпутаться из серьезных затруднений и выдал замуж за антиквара. В антикваре он узнал своего отца и любовно описывал его внешность, легкую причудливость и способность увлекать своих сыновей страстными рассказами о давно минувших событиях.
      Через полгода после начала он расплел все интриги, связал свободные концы, завершил сюжетные ходы и переписал роман набело. Еще около месяца ушло на мелкие изменения и поправки. Окончательное перебеливание мистер Кавендиш поручил своему секретарю, которого нанял специально для помощи в написании романа. Наконец, он с непривычной для себя робостью решил, что пришло время показать свой труд издателю.
      Он написал Томасу Лонгману, с которым находился в дружеских отношениях и состоял в одном клубе, и они договорились встретиться в библиотеке клуба в ближайший четверг.
      Издатель открыл картонную коробку, перевязанную шелковой лентой. Вынул из нее верхнюю тетрадь, перелистал пару первых страниц и углубился в текст. Потом он вынул другую тетрадь, третью... Из каждой прочел несколько кусочков и сложил все обратно в коробку.
    - Прекрасно, Джеймс! - сказал он. Я, конечно, прочту этот роман детально и не один раз. Возможно, у меня будут вопросы или я попрошу вас внести маленькие изменения. Но поверьте чутью человека, издавшего более двухсот томов - это хорошая книга. Мой адвокат составит договор, и я пришлю его вам на подпись.
    - Я очень рад - искренне ответил мистер Кавендиш. - Мои финансовые обстоятельства оставляют желать лучшего. Я забросил журналы, не печатался уже более полугода, нанял секретаря. Банкир прислал мне письмо с предложением продать загородный дом, чтобы иметь возможность поддерживать привычный образ жизни.
   - "Все наладится, Джеймс. Вы получите внушительный гонорар. Когда книга выйдет в свет, ваш банкир будет вами вполне доволен. Я думаю, нам потребуется три-четыре месяца..."И успокоенный мистер Кавендиш вернулся домой.
      Прошло полгода - книга вышла в свет и неплохо продавалась. Она была замечена доброжелательной критикой, но оглушительного успеха, которого ожидал издатель, не приобрела.
Еще через месяц мистер Кавендиш получил письмо от дочери. Он очень любил Викторию, но она была замужем за судьей графства и жила с мужем в Дареме. Встречались они редко и письма от Виктории приходили хоть и регулярно, но какие-то слишком правильные. Если собрать их воедино, можно было бы издать сборник для обучения  барышень в частных школах эпистолярному искусству. Написаны прекрасным почерком, с описаниями природы, соседей и главных событий графства. С уместными вопросами и своевременными поздравлениями. Безупречные, но суховатые. И все-таки Кавендиш любил получать конверты, надписанные рукой Виктории.
  Содержание его удивило. Виктория писала, что приедет уже в ближайшие дни, что очень скучает по отцу и хочет с ним поговорить о вещах, которые в целом мире интересны только им двоим.
  Он, разумеется, пришел встречать ее на вокзал Сент-Панкрас, и она, хоть и устала после дороги, была необыкновенно ласкова с отцом и, как в детстве, прижалась щекой к его ладони.
Дома Виктория своей горничной велела разбирать вещи, а отцовской подавать чай. За чаем она сказала, что прочла роман и он ей понравился. Мистер Кавендиш был смущен – дети не читали его книг, или, по крайней мере, никогда не упоминали о них.
- Ах, папа! – сказала Виктория. – Значит ты помнишь тетю Алису! Ты так замечательно описал ее походку, смешные словечки и те пирожные, которые она приносила  специально для меня в коробке, перевязанной голубой ленточкой. Знаешь ли ты, что я до сих пор храню одну из этих лент? Никто в жизни не любил меня так, как тетя Алиса. Она умерла, когда мне было шесть лет. Я думала, ее все забыли… Я плакала, читая про ее рассказы о ссорах и примирениях с кошкой. Ты даже написал, что кошку звали Марго.
- Там ведь только одна страничка про тетю Алису, - с сожалением ответил Кавендиш. И зовут ее там Аделией. А про тебя совсем ни слова.
- Я перечитывала эту страницу десять раз и буду перечитывать всю жизнь. Папа, ты великий писатель! Никакая книга не трогала меня так, как эта, в которой спрятана самая счастливая страница моей жизни. А помнишь, как тетя Алиса… Они проговорили до вечера.
  Виктория рано отправилась спать. Мистер Кавендиш курил сигару, у открытого окна кабинета. Он прислушивался к чувству, заполонившему его душу. Писатель искал правильное слово. Кажется… кажется правильное слово было "счастье".
Tags: Выдуманные истории, Мистер Кавендиш
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments