Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Трудности военного времени

Сейчас уже подзабылось, а в тот год взрывы гремели каждые несколько дней по всей стране. То в автобусе, то в пиццерии, то в толпе у синагоги. Каждый раз падали перегруженные телефонные сети - ведь всякому надо было дозвониться до всех близких, убедиться, что все в безопасности, а потом на целые часы приникнуть к телевизору и, зная бессмысленность этого занятия, снова и снова смотреть те же кадры, как отходят машины скорой помощи, как по тротуару, усыпанному осколками стекла и кафеля проходят спасатели, как директор ближайшей больницы рассказывает о самочувствии оперированных, и так до ночи... А утром каждый у себя на работе обнаруживал, что среди убитых - знакомые знакомых, и осиротели не просто какие-то безымянные дети, а конкретные Рафи и Зива.
     Потом взорвался зал, в котором праздновали пасхальный седер, и это оказалось совершенно нестерпимо. Стало ясно, что нужно снова занять палестинские города, в которых не было нашей полиции и дом за домом, подвал за подвалом прочесать каждый переулок. Эта война получила скромное название "Защитная стена".
     Нава тогда была младшим сержантом. База ее располагалась далеко на севере и занималась информационным обеспечением военных действий. В связи с обстоятельствами, увольнительные отменили и три недели никто не ездил домой. К некоторым солдатам по субботами приезжали родители. Но у Навы только родился братик и мама никак не могла уехать из дома почти на целый день. А папа был в Индии. Его фирма продала индусам завод, и он учил инженеров обращаться с оборудованием. В пятницу после завтрака Нава сидела на лавочке под акацией и обдумывала, как жить дальше. Она уже использовала все резервы, подружки, к которым приезжали родители дали ей что могли, и она использовала и это. Завтрашний день был неминуем. Но как его прожить Нава не знала. Проклятая война перекрыла путь домой. А здесь все запасы самого необходимого полностью исчерпались. Младший сержант неудержимо плакала на лавочке под акацией у главного входа.
В ворота въехал джип. Нава вяло привстала и отдала честь приехавшему генералу.
 Тот закурил сигарету, уселся на ту же скамейку, вытянул ноги в пыльных ботинках и прикрыл глаза. Нава вынула из кармана тощенький ролик туалетной бумаги, высморкалась в бумажный лоскуток и вытерла глаза другим лоскутком.
- Чего ревешь? - не меняя позы спросил генерал.
- Трусы кончились - честно сказала Нава. - Три недели без стиральной машины.
Генерал оживился. "Да, правильно - сказал он - трусы давно кончились. Слушай, у меня есть минут сорок. Мы же до Цфата и обратно успеем? Давай, собирай деньги. Сейчас смотаемся в Цфат, купим всем."
И они съездили в Цфат и скупили в магазине "Дельта" весь запас трусов. То-есть они потратили все деньги, а продавщица отдала им все трусы.
А через несколько дней мама прислала посылку с бельем, чистыми форменными рубашками, зубной пастой и дезодорантами.
А потом и война кончилась.  Добрались до каждой мастерской и до каждого склада в Дженине, Шхеме, Рамалле, Калькилии и Туль-Кареме. Захватили документы, оружие и взрывчатку. Прикончили мерзавца, организовавшего взрыв в пасхальную ночь и усадили в тюрьму несколько сот других. С тех пор массовые теракты прекратились. Нава снова стала приезжать по субботам. И бабушка ей рассказала, что трусы можно постирать и без стиральной машины. Просто намазать обычным мылом, потереть, смыть мыло под краном и повесить сушиться. Нава и мама радостно смеялись. И маленький братик у Навы на руках тоже засмеялся.
Tags: Патриотическое, Прошлое и будущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →