Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Нежное марожное

   Когда я была ребенком, детей, мало приспособленных к жизни, сверстники во дворе и в школе дразнили словами "нежное марожное". Намекая на то, что они раскисают от малейших неприятностей как мороженое в металлической вазочке на ножке, которым нас угощали родители или бабушки жаркими летними вечерами в парке Гофилект. Мороженое это выкладывали в вазочку двумя идеальными шариками, а уже через десять минут, когда первый шарик был только-только исчерпан узенькой костяной ложечкой, второй расползался бесформенной горкой,  стремительно превращающейся в белую лужицу.
     Я была как раз из таких. Предпочитала не играть возле сорного ящика, уверяя, что там воняет. На что более стойкие дети резонно отвечали: "Зато здесь нас не видно". Боялась падающего мяча, который даже если попадал не в лицо, а на специально для него согнутые пальцы, бил очень больно. Не терпела яркого солнца, дачного моря и, коротко говоря, была непригодна ни к чему путному.  Только и могла, что быть отличницей-задавакой. В десятом классе я не любила Биттлз, не умела танцевать и отказывалась от алкоголя. И, разумеется, никто за мной не ухаживал. Еще бы! Кому я была нужна со своим Рабле, Зельдовичем и Чюрленисом?
     Однажды на каникулах хозяйка комнаты, которую родители сняли на неделю, чтобы посмотреть самим и показать мне Ригу, прониклась ко мне необъяснимой симпатией и зазвала  на свою половину. Она только обновила мебель и не могла удержаться, чтобы не похвастать ею, хотя бы и перед такой убогой аудиторией, как я. Мы сладостно обсуждали новый диван, хельгу и журнальный столик на рахитичных ножках. Я, разумеется,  хвалила, используя всю доступную палитру ораторского искусства, которому я училась ни у кого другого, как у самого Цицерона. Три трактата об ораторском искусстве и сегодня занимают почетное место в моем книжном шкафу. Далее хозяйка обратила мое внимание на белейшие гедеэровские нейлоновые кружевные гардины и призналась, что купила их по немыслимой цене - чуть ли не десять рублей за метр. Я была потрясена настолько, что забыв уроки Цицерона спросила, нельзя ли было купить советские подешевле. Она снисходительно ответила: "Ну что ты! Сравнила х@й с пальцем..."
     Мне показалось, что на моем лице не дрогнул ни мускул. Я уже осознала, что со шторами прокололась. Второй раз выказать себя невоспитанной дурой было решительно невозможно. Я кивнула и разговор покатился дальше. Но мысль моя напряженно билась. Было ясно, что сравнение указывало на грандиозную, уничижительную разницу между немецкими и советскими занавесками. И ясно в чью пользу. Но совершенно неясно, что там произошло между пальцем и этим самым. Интонационно выигрывал фаллос. Но здравый смысл был на стороне пальца. Пальцем можно сделать столько разнообразного. Практически все вокруг сделано ими. Между тем как пенис пригоден только в одном деле. Ну, максимум, в двух...
Я вернулась к родителям в глубокой задумчивости.

   А теперь совершенно понимаю, что для сорокалетней одинокой обладательницы импортного гарнитура то, что мог сделать умелый х@й было неизмеримо важнее, чем все бесчисленные возможности человеческого гения, творимые пальцами. Включая даже созидание ослепительных сверкающих белоснежных заграничных занавесок.
Tags: Прошлое и будущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →