Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Хандра

   Вечером в пятницу врач позвонил дежурным техникам. Одна уже зажгла субботние свечи у себя в Петах Тикве. Другая сидела с мужем  в саду у своего дома в маленьком ишуве и отдыхала после суматошного дня. Обеим жутко не хотелось ехать на ночь глядя в Иерусалим, но доктор Эмануэль сказал, что дело срочное и не терпит отлагательств.
     Поминая разные облегчающие душу русские слова,  они добрались до больницы и вступили в темные коридоры безлюдного отделения радиотерапии.  Минут двадцать ушло на то, чтобы зажечь свет, включить необходимые приборы, загрузить программы, провести контрольные процедуры и вызвать больного. Его привезли около девяти. К этому времени доктор Эмануэль рассказал историю болезни. В этот раз срочное облучение требовалось не онкологическому больному. История печальна и абсурдна. Молодому человеку жизнь стала не мила. Может, несчастная любовь? Он поднялся на четвертый этаж и выбросился из окна. Но и смерть не симпатизировала ему. Когда приехала машина скорой помощи, пятнадцатилетний мальчик был жив. Его привезли прямо в подготовленную операционную. И ортопеды много часов собирали по кусочкам кости таза, скрепляли их провлочками, восстанавливали раздробленные голени и бедра, гипсовали ступни и локти. Ведь  суставы должны сгибаться, ноги бегать, а таз защищать кишки, мочевой пузырь и еще кое-какие необходимые человеку мелочи. В середине операции хирурги решили, что при такой огромной поверхности приставленных друг к другу обломков костей, некоторые кусочки могут не срастись. Неразумный организм может в отчаяньи от непосильной задачи начать производить соединительную ткань вместо костной. Вроде шрамов и рубцов, но не на коже, а внутри. И тогда, конечно, мальчик останется инвалидом.
    Нет, может он и так не выздоровеет до конца... Кто знает? Но если оперированный участок сразу же облучить, то соеднинительная ткань не вырастет, где не надо. Оттого и срочность.
     Кровать с больным сопровождал реаниматор. В ней лежал здоровенный верзила, прикрепленный ко всем мыслимым приборам и капельницам,  и вдобавок привязанный к кровати. Потому что он был беспокоен и пытался сорвать окровавленные повязки, выдрать катетры и дренаж... С огромными усилиями его переложили на стол симулятора, угомонили добавочной порцией наркоза и сделали необходимые для планирования изображения. А потом перевезли в комнату облучения, и, путаясь в разных трубках, спотыкаясь о кислородный балон и передвижные мониторы жизнеобеспечения, пристроили на стол ускорителя. И облучили. К двенадцати ночи техники и врач вернулись каждый в свой дом. Хочется думать, что мальчик выздоровеет... Пятнадцать лет... Ребенок еще.
    А кроме того его ведь привезли из Дженина. Если жизнь и в следующий раз будет ему не мила, то  ХАМАС живо найдет  применение его сплину. Так что в следующий   раз он не выбросится из окна, а наденет пояс со взрывчаткой и пойдет в людное место. Может быть в нашу же больницу...
Tags: Онкологические рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments