Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Мадлен

В воскресенье утром  Марта Финнеган получила письмо от своего друга и издателя Томаса Лонгмана. Он писал, что ему хотелось бы немедленно поговорить с миссис Финнеган. И хотя он предполагает, что она в последнее время не покидает своего дома, а все же смеет умолять навестить его. "Врач, - писал он, - не разрешает мне подняться с постели. Я, конечно, не обращаю никакого внимания на его указания, но и самое мое раскованное вольнодумство не позволяет мне добраться  дальше кресла, расположенного тут же в спальне. Между тем, Вы нужны мне, дорогая Марта. Я помню, что однажды, когда болезнь была для меня только смешным предлогом, крючком, позволившим выманить Вас из Сассекса в Лондон, уже использовал этот повод. Надеюсь, это не сделало меня человеком, не заслуживающим Вашего доверия. Я прекрасно пойму, если Вы не сможете - ведь я ничего не знаю о Вашем самочувствии, хотя молюсь о здоровьи и благополучном завершении ваших временных трудностей, почти каждый день. Простите мой эгоизм, если сможете, дорогая Марта. Нетерпеливо жду вашего ответа. Томас Лонгман, эсквайр".
Чета Финнеганов около года жила на два дома. Джеймс оставался в их благоустроенном особняке в Лондоне. Марта купила домик в Сассексе и жила там, пока их сыновья находились в школе, возвращаясь в Лондон только на каникулы. Однако через год оба почувствовали, что им не хватает друг друга. После возвращения домой, Марта не только от всей душу примирилась с мужем, но и обнаружила, что он интересный и даже блестящий собеседник. Теперь они подолгу и обо всем разговаривали за завтраком и, бывало, что Марта, не удержавшись в рамках приличия, громко смеялась переливчатой чепухе Джеймса, благо они были дома одни, не считая слуг. И вечера Джеймс два-три раза в неделю проводил дома. А с тех пор, как миссис Финнеган вопреки ожидаемому и почти вразрез с благопристойностью на четвертом десятке оказалась в интересном положении, он вообще отказался от клуба и бывал дома все время, свободное от инна.
     Марта знала, что муж предпочел бы чтобы она не выходила дальше их сада, в котором ежедневно гуляла в сопровождении горничной не менее двух часов. Он не хотел, чтобы она подвергалась опасности тряски в экипаже по брусчаткам Лондонских улиц. Это было и не совсем пристойно, демонстрировать посторонним свою изменившуюся фигуру, давая им повод подумать о приватных отношениях в семье. Тем не менее, милый Джеймс без спора вызвался сопровождать супругу и подал ей
пелерину, подаренную им на прошлое Рождество. Они прибыли к дому мистера Лонгмана через 10 минут после того, как он получил ответ на свое письмо, извещающий, что миссис и мистер Финнеган намерены навестить его сегодня же до обеда.
    Томас лежал на высоких подушках. Ему было трудно дышать, но свою просьбу он изъяснил достаточно ясно. У Мадлен, его любимой внучки, через месяц, одиннадцатого июня, будет день рождения. Он подарил ей за предыдущие десять лет все мыслимые дорогие игрушки. А теперь хотел сделать особенный подарок.
     - Марта,- умоляюще сказал он, - напишите сказку под названием "Мадлен". О чем хотите... Мой художник нарисует к ней красивые иллюстрации, и  моя типография издаст ее единственным экземпляром. Девочка будет очень рада яркой интересной книжке. А лет через пятьдесят эта единственная книга Марты Финнеган с иллюстрациями Уолтера Крейна станет настоящим сокровищем. Она сможет держать ее у себя в шкафу, если жизнь ее сложится благополучно, или продать на аукционе и использовать эти деньги по обстоятельствам, каких я теперь не могу предвидеть. Я не хочу обделить наследством других своих внуков, но вправе подарить Мадлен сказку на день рождения. Вы сделаете это для меня, Марта?
- Конечно, Томас! В два-три дня... Это будет мой подарок вам. История про единорога, наводящего ужас на людей и зверей Ноттингемшира. Все графство ищет целомудренную и отважную девственницу, которая заночует одна в лесу. Ведь только так можно приручить этого дикого и опасного зверя. Марта задумалась...
- Девственницу зовут Мадлен?- спросил Джеймс. Марта поколебалась... "Нет,- сказала она,-  Мадлен зовут единорожицу. Бедняжка томится от скуки и одиночества и страшно рада встретить милую девушку, которая не вопит от страха и не убегает, спотыкаясь о корни деревьев, как все остальные люди, каких она встречала до сих пор. Она еще избавит свою подругу от ненавистного жениха, а потом, аккуратно цокая копытцами по мраморному полу, придет в храм на ее свадьбу с любимым. Положитесь на меня, Томас! Ваша девочка будет довольна."

      Одиннадцатого июня 1878 года в прекрасный летний день в Лондоне произошло два важных события. Томас Лонгман подарил своей внучке на ее десятилетие изумительной красоты книгу, а в семействе Финнеган благополучно родилась дочь, которую крестили через несколько дней, дав ей прекрасное имя Мадлен.

   В декабре 1938 года на аукционе Сотбис жительницей Мюнхена фрау Мадлен Эйнгорн-Лонгман была выставлена редчайшая книга, приобретенная там неизвестным лицом  по несообразной цене двадцать семь тысяч гиней. Говорили, что книга предназначалась в подарок принцессе Елизавете-Александре-Марии. Эти деньги позволили всему семейству Эйнгорн перебраться из Мюнхена в Нью-Джерси, избежав главных ужасов войны, жестокой ко всем, но совершенно безжалостной к евреям. Они сумели купить удобный просторный дом в Джерси-Сити и даже перевезти из Германии свою богатую библиотеку, в которой не хватало всего одной любимой книжки - томика, подаренного дедом на десятилетие Мадлен.

Tags: Выдуманные истории, Марта Финнеган
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments