Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Чего стоит Париж

Париж стоит обедни.
Тегеран, вероятно, стоит намаза.
Иерусалим безусловно стоит шахарита, минхи и аравита, даже не спорьте.

А теперь расскажу, чего стоит Ленинград.

    Я по природе довольно восторженная личность. Даже и сейчас. А тогда мне было пятнадцать, и папа повез меня в Питер приобщать к искусству. Вообще-то я мечтала о Ленинграде исступленно. Видела тысячу раз фотографии, помнила чуть не все статуи в Летнем саду, знала, какие фонари расположились на каких мостах и рвалась в Эрмитаж, будто там хранилось мое личное бессмертие. А главное, конечно, слова... "Твоих оград узор чугуннный", "И ясны спящие громады пустынных улиц, и светла Адмиралтейская игла", "Едва только взойдешь на Невский проспект, как уже пахнет одним гуляньем", "Вновь Исакий в облаченьи из литого серебра...Стынет в грозном нетерпеньи конь Великого Петра", и всякое прочее. Теперь мне всегда хочется превратить картинку в текст. А тогда главным желанием было увидеть эти слова картинками.

     Мы приехали на Московский вокзал, оставили чемоданы в камере хранения и нежарким июльским днем пошли пешком через весь Невский. Мимо итальянских дворцов, раскрытых объятий Казанского собора, по мостикам через Фонтанку и Мойку, минуя повороты на проспекты и, изумясь небесной сфере над Домом книги, прямо под арку Штаба и дальше на Дворцовую площадь.
     Зимний в тот год был голубым. Александрийский столп стоял необходимым началом координат, потому что площадь была необъятная, бесконечная, хотя и ограничена прекраснейшими зданиями, какие только можно вообразить: с одной стороны затейливым и радостным совершенством барокко, а с другой абсолютным эталоном гармоничной простоты классицизма. Не будь в середине надежной круглой колонны с ангелом, я могла бы исчезнуть на этой площади, стать точкой, не имеющей протяженности и объема.
     К этому времени папа уже твердо держал меня за руку, потому что сердцебиение, которое заставляло другую руку сильно прижиматься к груди, было заметно и снаружи. Так мы вышли к Неве. Вид Дворцовой набережной, биржи, Ростральных колонн и Петропавловской крепости легко завершил дело. Меня стала колотить крупная дрожь. Так что я идти дальше не могла, да и стояла с трудом. На этом наша прогулка окончилась. С огромным трудом папа нашел машину, с помощью шофера усадил меня, почти бьющуюся в припадке, внутрь и отвез к своему двоюродному брату, у которого мы и планировали остановиться.

А вчера я скучливо прочла, что дело это обычное. Называется "Синдром Стендаля -  болезнь образованных людей". " Проявляется в местах высокого сосредоточения предметов искусства – в музеях, картинных галереях, древних храмах или в городах с многовековой историей и архитектурой".

Сейчас меня красотой не проймешь. Повидала много красивого, душа покрылась защитными покровами, огрубела. Усталость теперь предваряет пароксизмы восторга. Я утомляюсь намного раньше, чем мной овладевает душевный трепет, физической проекцией которого был, несомненно, тот ленинградский приступ.

А Питер все так же хорош. Ничуть не пострадал от сравнения с Парижем, Лондоном и даже самим Римом.
Tags: Эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →