Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Печальный сон

Феодосия отправилась в храм к сивилле поздно вечером. Сначала она уложила детей и даже Андроника разыскала на пустыре, притащила домой и поставила в кадушку с водой. Он, для вида поболтал ступнями, и ей пришлось  все-таки  самой встать на колени и вымыть ему ноги, как следует. Потом она дала ему лепешку с сыром, отнесла на кровать, где уже спал его младший брат, накрыла отцовским плащом, и он немедленно заснул, не успев доесть свой ужин. Она вынула из слабой ладошки надкусанную лепешку, сказала Алексайо, который сидел у очага и рисовал на глиняной дощечке, что идет к Дафне, и вышла на улицу. Она шла знакомой дорогой и машинально жевала хлеб и сыр. На душе было скверно. В храм она заходить не стала, а прошла в домик жрицы через низенькую боковую дверцу.
Дафна уже дремала на своей кровати, устланной овечьими шкурами, но обрадовалась, увидев приёмную дочь. Она подвинулась, и Феодосия присела на ложе.
    - Рассказывай, девочка! Что случилось? Ты такая печальная. Ведь все здоровы... я вижу. И Алексайо любит  тебя одну...
     - Ты только не смейся, Дафна, - сказала Феодосия. - Я видела сон и в этом сне сделала предсказание. То, единственное в году, которое мне позволяет Феб.
     - Жалко, - сказала Дафна, - жалко, конечно. Но что ж поделаешь... Если что надо будет узнать, придешь ко мне и, как всегда...
      - Не в этом дело, - сказала Феодосия.- Вот послушай: я увидела себя в маленьком домике - почти таком, как твой. Было утро. Молоденькая девушка вставала с постели. Она умылась, позвала слугу (почему-то мужчину) и он начал одевать ее в железные латы удивительной красоты. Красивее, чем у шлемоблещущего Гектора. Я  раньше никогда не видела амазонок. Знаешь, ничего особенного - ниже меня ростом и худенькая... Тут она заметила меня и почти не удивилась.
     - Кто ты? - спросила она. - Тебя послала Маргарита или Екатерина? Почему они сами не пришли? Мне сегодня нужен совет.
     Слушая ее голос, я увидела  будущее, и слезы выступили у меня на глазах.
     - Я дам тебе совет, - сказала я.- Оставь войну и езжай домой.
Она засмеялась.
     - Полководец не бросает свою армию. Кто ты, девушка? От чьего имени ты говоришь?  Я слушаю только те голоса, которые повелевают мне от имени Бога.
Я обиделась. "Разумеется, от имени бога Аполлона. Что бы я знала о твоем будущем без него? Он раскрыл мне, что тебе не надо атаковать Компьень. Беги отсюда. Иначе сегодня тебя возьмут в плен, продадут бритам и сожгут на костре"
     - Я слушаю только посланцев Бога живого, - сказала она холодно. - Много вас, вестников Сатаны, смущает
меня лживыми разговорами. Поди прочь!  Коня!
- И знаешь,
Дафна, на лошади было такое ловкое приспособление, что ее усадили не на спину, а на удобное маленькое сидение, привязанное к лошадиной спине. Еще и с местом, куда поставить ноги. Я такого никогда не видела. У всех воинов вокруг были такие же. И она, не позавтракав, поскакала впереди всех к городской стене. А я знала, что предательство за предательством погубит ее - такую молодую, такую смелую. Ее привяжут к столбу и сожгут на костре, Дафна! Живую молоденькую глупую девушку...
Дафна обняла Феодосию, уложила рядом с собой на кровать, укрыла старой шкурой и стала гладить по голове, как маленькую.
- Это сон, приговаривала она, это просто сон... спи, деточка. Этой ночью ты увидишь только приятные сны.
Tags: Сивиллы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments