Нелли Воскобойник (ottikubo) wrote,
Нелли Воскобойник
ottikubo

Отрывок из романа "Сюрприз для Мадлен"

В школу Марту не отдали. К ней приезжали учителя, а музыке, рисованию и языкам – французскому и итальянскому - Алиса учила ее сама. И с гувернантками ничего не получилось.
Первая была сущей мегерой. За невыученную молитву она попыталась отхлестать воспитанницу линейкой по пальцам. Алиса, услышав из гостиной Мартин захлебывающийся плач, ворвалась в детскую и уволила старую дуру, не слушая оправданий, сводившихся к тому, что не существует систем воспитания, исключающих  наказаний.


Вторая гувернантка была глупа и малообразованна. Она сказала Джону, что, по ее мнению, воспитание невинной девочки несовместимо с присутствием в доме изображений обнаженного тела. И если уж из антикварного магазина такие образчики удалить никак нельзя, то следует запретить Марте заходить в торговый зал. Может на ее чопорность и махнули бы рукой, но она путала названия планет и, читая в переводе на английский басни Лафонтена, давала им такие абсурдные толкования, что Джон попросил ее подыскать другое место и дал самую сдержанную рекомендацию.
Учить Марту манерам и сопровождать на прогулки взялась Алиса. В конце концов, воспитание детей и было теперь главным делом ее жизни. Дело это было довольно обременительным, но приносило истинную радость. Она сама учила Марту хорошему тону, читала с ней книги, обсуждала покрои платьев и произношение итальянских слов, принятое на юге и во Флоренции. Следила за ее осанкой и питанием, и выслушивала глупости, которые болтают за чаем четверо подружек одиннадцати лет. Алиса уделяла время тому, чтобы у Марты были знакомые сверстницы: устраивала детские праздники, на которые звали детей из знакомых семей. На лето приглашала двух-трех из этих девочек погостить в Эпсоне – дом был унаследован Джоном после смерти отца. Мать Джона жила в доме и, хоть и не формально, была его полной хозяйкой. Она весь год ожидала радостных летних месяцев, когда Алиса с Мартой и с парочкой подружек Марты, делали жизнь невыносимо шумной и суетной: беготня в саду, пикники на морском берегу, прогулки в ландо на соседние фермы, котята, ссоры, уроки музыки и игры в волан. Потом все уезжали, и старушка медленно приходила в себя: нанимала полотера вощить паркет, заказывала новые шторы, прикупала что-нибудь из мебели, выпускала из клетки щегла и заводила парочку канареек…
Так она дотягивала до Рождества. На Рождество бабушку ждали в Лондоне, в доме Джона. А там уже недалеко и до лета…
 Особую роль в образовании Марты играл Роберт. Когда он возвращался из школы на каникулы, они с Мартой вновь становились неразлучны. Роберт рассказывал ей о математике и общественном устройстве, о философии и археологических изысканиях, о мистере Чарльзе Дарвине и его скандальной теории. Марта понимала не больше половины, но ее ум принимал в себя представления о
необъятных возможностях человеческого рассудка и красоте науки.  Так что усадить девочку в такие дни за пианино или мольберт становилось большой проблемой, и Алиса махнула рукой. Дисциплина, конечно, необходима воспитанному человеку, но любовь к брату – редкое и бесценное сокровище. А Алиса не намеревалась отбирать у сироты ни крупицы из того, что досталось ей от судьбы и родителей. Даже если Роберт приезжал из школы на праздники с товарищем, и тогда Марте позволялось иногда ходить вместе с ними на прогулки в парки и присутствовать при их разговорах. Она была младше на пять лет, но и в двенадцать обладала хорошим неброским чувством юмора, так что иногда вставляла в беседы почти взрослых мальчиков замечание, заставляющее их расхохотаться. Все друзья Роберта, которые бывали приглашены к нему в дом, симпатизировали этой худенькой кудрявой девочке с живыми ореховыми глазами и большим ртом, который всегда был рад сложиться в улыбку. Выйдя из школы, Роберт поступил в Лондонский Королевский колледж, где изучал историю. Он увлекся лекциями по египтологии и на каникулах даже ездил в Египет на раскопки. Африка поразила его. И хотя он неважно переносил климат пустыни и почти все время страдал желудочными недомоганиями, и на следующее лето он отправился путешествовать по Алжиру и Марокко. Арабский язык стал его сильнейшим увлечением. И во время путешествий, и в Лондоне он занимался изучением арабского языка по нескольку часов в день.


Рисунок Натальи Резоновой
Tags: Выдуманные истории
Subscribe

  • Педсовет

    Двое пожилых людей сидели на лужайке у самой опушки леса. Причем расположились они не на садовой скамейке, а в удобных креслах. Один из них был…

  • История

    История тварь свирепая, злопамятная и беспощадная. Она двигается, круша когтистыми лапами города и государства. Сметая хвостом целые народы,…

  • Великая

    Одна немецкая принцесса стала волей судьбы императрицей и самовластной повелительницей огромного государства. Дело было в восемнадцатом веке и, хоть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments