Нелли Воскобойник (ottikubo) wrote,
Нелли Воскобойник
ottikubo

Несимметричный орнамент. Часть 5

Написано в соавторстве с luukphi_penz
Заканчивается второй месяц моего пребывания в Сестрорецке. Испросил продолжения отпуска по состоянию здоровья и получил его. Этой ночью, противу прошлых, наконец, выспался, а все оттого, что принял твердое решение. А в прежние ночи только закрою глаза, а она уже где-то в виду, но всегда в отдалении. Однажды видел ее, как бы на променаде в Ницце, другой раз - на лестнице в Тюбингенском университете, где когда-то учился. И не могу догнать. Теряется, исчезает, а я просыпаюсь, уставший от безнадежной погони, и после, уже до утра, сна ни в одном глазу. В мой последний приход к «Сестрам» в среду приказчик на просьбу позвать хозяйку сухо ответил, что уехала она по делам в Петербург, когда вернется, ему неведомо, но в субботу обычно хозяйка в магазине присутствует и самых лучших клиентов обслуживает сама. Что я почувствовал? Злость, обиду и полнейшую беспомощность. Что же мне действительно делать с моей одержимостью этой женщиной? Я попытался пригласить ее отобедать со мной в ресторане или хотя бы попить кофе в кондитерской. Но получил очень вежливый и убедительный отказ.

- В таком маленьком городе, - с улыбкой сказала она, - незамужней женщине в сопровождении постороннего мужчины появиться никак не возможно, чтоб не пошла волна сплетен и домыслов, что очень плохо влияет на торговлю. Я, право слово, ваше приглашение очень ценю, но принять его не могу.
- Тогда, может быть, съездим в Петербург. Пообедаем в «Медведе» или вот
отличное спокойное место - ресторан гостиницы «Астория». В Гостином дворе, в конце концов, тоже неплохо, а там два или три прекрасных ювелирных магазина, совершенно европейских, вам было бы, наверное, любопытно заглянуть в них.

- Обещаю подумать над вашим приглашением. - И это все! Ничего определенного.
Как всегда в моменты отчаянья, я обратился к сестре. Прямо из санатория отправил ей телеграмму: «Тасинька скучаю навести субботу больного братца». Детское имя сестры было нашим секретом. Если я обращался к ней так, значит происходило что-то особенное. На следующий день получил ответ: «Встречай субботу утренним поездом».
До субботы, чтобы хоть чем-то занять себя, истово занимался лечением, и уж ходил, наверное, верст по десять и после обеда, и перед сном.
А в субботу припозднился, прибегаю на станцию, а на перроне Стася стоит вместе с Сашенькой, моей десятилетней племянницей. В станционном буфете за чаем с пирожными выяснилось, что Саше доктора очень рекомендовали морской бриз вкупе с хвойным воздухом — вот они и приехали посмотреть, а не снять ли здесь на следующий сезон квартиру или заказать лечение в санатории. По дороге к морю в хвойной аллее нашлась удобная скамейка, и мы присели отдохнуть. Саша помчалась искать красивый цветок для мамы, и мне, наконец, удалось объяснить, что означает сей сигнал бедствия. И десяти минут не понадобилось сестрице, чтобы понять все.
- Бери Сашу и идите гулять на берег моря, через два часа встретимся в салоне санатория. Я пойду в магазин, может быть выберу что-нибудь оригинальное для подарков, а уж заодно поговорю с хозяйкой. – Стася вручила мне свой саквояж, расспросила, как пройти к магазину, и ушла деловой походкой. А мы с Сашенькой остались вдвоем, но совсем не скучали. Моя племянница - девочка хрупкая и несколько болезненная, но умненькая и необыкновенно для своих лет развитая. Мы с ней прекрасно провели у моря два часа и вернулись к сроку до прихода Стаси. А появилась она с несколькими пакетами, в одном из которых оказалась чудесная фигурка рыжей лисы из янтаря. После этого Сашу усадили в кресло с книжкой, которая была припасена в саквояже, а мы перешли в вестибюль.
- Слушай меня и не перебивай, - сердито сказала Стася, - через полчаса пойдем обедать, а потом проводишь нас на вечерний поезд. Видела я твою Лизавету, слышала, как она беседует с покупателями, да и сама с ней поговорила. Спору нет, женщина она приятная, в людях разбирается прекрасно и собой хороша на зависть. Но она женщина необычная. Может такие и попадаются в московских купеческих семьях старообрядцев. У Рябушинских там или Морозовых, может и она из них, не знаю. Ты не взыщи, я буду называть вещи своими именами. Не пойдет «дочь» из хорошего дома «Гордеев и дочь» с тобой в нумера, что бы ты ей не предлагал. Она и слушать твоих предложений не станет. Не польстит ей и стать твой содержанкой. Чем же ей тогда заниматься? Она вовсе не Китти. Вся эта петербургская накокаиненная богема с развратными поэтическими салонами и политическими кружками – ее ли это? Может быть, ей будет лестно стать княгиней, светской женщиной в полном смысле. Но это значит, ты должен сделать предложение по всей форме и обвенчаться, как положено. Конечно, это скандал, конечно, с отцом ты рассоришься, и бабушка будет страшно огорчена, но другого способа быть тебе с ней рядом нет. Если пойдешь на это, многим я тебе помочь не смогу, но обещаю принимать вас в своем доме. И помогу ей встроиться в новую жизнь, если она того пожелает. И все, не о чем больше говорить. А вещицы у нее красивые и оригинальные, я несколько купила. Сашенька небось проголодалась уже.   Пошли обедать! – И не дав мне и слова сказать, сестра позвала Сашу.
Я вернулся в свой апартамент и тотчас же сел писать Лизе письмо: «Уважаемая Елизавета Прокофьевна, знаю, что нет нужды изъяснять Вам, что полюбил Вас с первого взгляда. Вы, конечно, это и сами заметили. Но хочу заверить Вас в том, что чувства мои и сильны, и чисты. А намерения у меня самые серьезные. Прошу Вас об одном: дайте мне возможность приватно объясниться с Вами. Если это невозможно здесь, я готов поехать за Вами в Петербург, а хоть бы и в Вену. Подарите мне полчаса для объяснений, и обещаю с полным уважением отнестись к любому Вашему решению.
Остаюсь в надежде на благоприятный ответ.
Ваш Петр».

Я запечатал письмо. Отдал его Густаву, наказав, чтобы передал только в руки хозяйки магазина, и остался ждать ответ.
Густав вернулся, и сообщил, что госпожа Гордеева обещала прочесть в свободную минуту и непременно ответить. Чем мне и пришлось удовлетвориться.  Удивительная женщина – ничего не хочет делать, повинуясь импульсу. Ни к чему не позволяет себя принуждать. Казалось бы – какая безделица – прочесть несколько строчек. Небось и любопытство ей не чуждо. Однако действует, как находит правильным. Оставляет себе время на размышления. Мне бы иметь столько терпения и благоразумия.


продолжение следует
Tags: Выдуманные истории
Subscribe

  • Роль

    Очень интересно, что бы со всеми нами было, если бы Наполеона убили на Аркольском мосту. Я не сторонник эффекта бабочки, но Наполеон не бабочка:…

  • Лексика

    Слова имеют обыкновение сцепляться намертво и на десятки лет переживают эпохи, их породившие. Они еще наполнены смыслом, но истаивают вместе…

  • Благословен судья праведный

    Неловко признаться, но я придерживаюсь правых взглядов. Неловко потому, что в нашей парадигме левые это высококультурное меньшинство. Его атрибуты:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments