Нелли Воскобойник (ottikubo) wrote,
Нелли Воскобойник
ottikubo

Вид сверху

В гостинице "Сансет бизнес отель" зал ресторана был заполнен настолько, что Максу предложили сесть за столик, за которым уже завтракала незнакомая дама. Официант, низко кланяясь попросил у нее согласия. Леди, улыбаясь, окинула Макса взглядом и благосклонно кивнула. Он уселся, но, видя, что она украдкой рассматривает его бейджик, приподнялся и представился:
- Макс Лондон, я здесь на конференции
- Лиз Орански, - ответила дама. - Вы, конечно, врач.
- А что, - изумился Макс, — это так заметно? Мне казалось, что такую майку и слаксы в этом городе носит полмиллиона человек.


- Видите-ли, - проникновенно ответила Лиз, - я поклонница  дедуктивного метода. В отеле сейчас две конференции. Математиков и врачей. Есть множество математиков, с которыми я незнакома. Но в этом отеле поселили только пару десятков избранных. Их я не могу не знать. Значит, вы - врач. Элементарно, Ватсон!
            Ее английский был богатый и правильный, но не родной. Однако тембр голоса радовал слух, и вообще она ему понравилась. "Лет сорок, - подумал он. - Максимум сорок пять".
- От вас ничего не скроешь. Я действительно врач, - кротко ответил он. - И поскольку конгресс урологический, глупо пытаться скрыть, что я уролог. Мой доклад был вчера, а сегодня я намерен прогулять уроки. Мне так нравится Пусан! Я гулял по нему три ночи - пришло время посмотреть на него днем. И пусть урология горит огнем!
- Кажется, это красивейший город из всех, какие я видела. А ведь я из Барселоны,- ответила Лиз. - Может быть возьмете меня с собой? В десять мой доклад. Хотите послушать?
- Страшно интересно, - искренне ответил Макс.- А о чем ваш доклад?
- О пучках в применении к теории категорий. - Она проследила за выражением его лица и засмеялась. - Ну, пучки - так это называется. Иначе не скажешь. Только двадцать минут на доклад и пять минут на вопросы. А потом весь день любоваться лагуной и в морской музей, и в храм Сокпульса, и на пляж, - вы ведь хотите? И еще Чагальчхи...

             У математиков зал был поменьше, чем на конгрессе у Макса. Два больших экрана для присутствующих онлайн. А в центре экран, отображающий лэптоп профессора Орански. Она заговорила уверенно и неторопливо. Предложила останавливать ее по ходу, если что непонятно.
- Ого! - с уважением подумал Макс, - не боится прервать нить рассуждений! - сам он терпеть не мог, когда его перебивали.
     Он думал, что математика — это множество интегралов и сигм, но на экране появлялись значки вообще неведомые ему, коленчатые стрелочки и всякие кривоватые перевернутые буквы латинского алфавита. Она говорила о вещах не просто непонятных, но, казалось, вообще недоступных человеческому рассудку. Моментами Макс думал, что это розыгрыш - не существует того мира, в котором она так спокойно ориентируется. Но вопросы... они были непонятны, но явно осмыслены. Лиз отвечала - некоторым писала в своем компьютере новые строчки, которые появлялись на экране, как на доске. Одному сказала: "Нет, Джим! Мы не будем углубляться в этом направлении. Это почти не имеет отношения к сегодняшней теме. Позвони мне, когда я вернусь в Барселону, поговорим". На вопрос по зуму ответила, помедлив: "Не знаю, Дима! Я должна об этом подумать. Если надумаю что-нибудь стоящее, напишу. А пока можешь посмотреть вот здесь" - и стала быстро строчить название статьи и авторов.
           Они вышли из зала - Макс был потрясен и огорошен. Он взял ее под руку и повел к стоянке такси.
- Лиз, - сказал он, - вы потрясающе умны. Вот, например медицина: я чуть не два десятка лет учился, чтобы добраться до нынешнего уровня. И я кое-что понимаю в своем деле. Не скромничая, скажу вам, что в детской урологии я не из последних. Но каждому - понимаете? - каждому могу объяснить простыми словами, то, что его заинтересует. Да еще и хуже того! Каждый может сказать озабочено - не стресс ли повлиял на ребенка? И я соглашусь. Да, может быть и стресс... А вы... можете мне объяснить, о чем шла речь?
- Нет! - Ответила профессор Орански. - Больше никакой математики. До самого вечера! Я два года не выбиралась из дома из-за этой чертовой истории с вирусами. Два года работала, как галерный раб - ведь когда ты привязан к компьютеру, у тебя нет и выходных. А теперь я на воле. В лучшем городе мира. И температура двадцать четыре градуса по цельсию.

           Они вышли из машины и стали подниматься по красивейшей дорожке к храму. Иногда они останавливались, оборачивались к морю и видели лагуну, искрящуюся на солнце, множество лодок - парусных и весельных, зеленые перешейки с пальмами, острова, мосты между ними, чаек, облака - все кипящее жизнью и радостью, а вдалеке порт. Если и не самый большой, то наверняка самый прекрасный порт на земле…
- Да, вы правы, - ответил Макс. - Эпидемия всем далась очень тяжело. И только теперь, когда почти все уже привиты...
Лиз перебила его. "Какая эпидемия? - спросила она яростно. - Вы поверили в эту сказку? Не было никакой эпидемии. Они просто хотят заставить нас прививаться. Сделать нас своими роботами!"
- Ну, что вы, - засмеялся Макс. - Я ведь врач. Только в нашей больнице от коронавируса умерло почти шестьсот человек. И среди них мой пациент. Очаровательный говорливый смешливый четырехлетний Курт. У него был просто нефрит, и он бы у меня ни за что не умер, если бы не вирус.
- Люди умирают! - сердито ответила Лиз. - Такова природа всего живого. А сколько умерло и от чего — это уж как скажут чиновники, сидящие на зарплате у правительств. Вы сами пересчитывали трупы?
- Лиз! Побойтесь бога! В инфекционном работают мои товарищи. Мою собственную операционную сестру перевели туда на три недели. Я знаю абсолютно точно, что было на пике... даже на двух пиках эпидемии.
- Вас обманывают. - Твердо сказала Лиз. — Это нужно корпорациям, которые наживаются на лекарствах и вакцинах. Вам морочат голову. Надеюсь... А иначе мне придется подумать, что вы с ними. И сами меня обманываете.
Они помолчали.
- Знаете, Лиз, я вспомнил, что должен быть на вечерней сессии. Мой ученик делает доклад - надо его поддержать. Мы заглянем в храм, потом спустимся к пляжу и поплаваем, а потом я вернусь в отель. Хорошо?
- Хорошо, - кивнула Лиз. А сама подумала: "Понял, мерзавец, что меня не собьешь с толку, и решил не тратить лишнего времени"
- Обыкновенная бытовая дура, - подумал Макс. - Несмотря на функторы и эндоморфизмы...
Взял Лиз под руку и повел к кассе.

Tags: Выдуманные истории, Эпидемия
Subscribe

  • Аборт

    Лиля влюбилась в своего однокурсника. Он был прекрасен. Его звали Дима. Он был так необыкновенно умен! Те задачи, которые требовали от нее…

  • Летний отдых

    В нынешнем году Грета сняла на август коттедж побольше. Она не сомневалась, что вторая спальня не будет пустовать, но обсуждать с Джоном в феврале…

  • Знать будущее

    Мы с Лидой пили кофе у нее на кухне. Я вполне привыкла и почти охотно пью то, что называют "кофе" у меня дома: ложка растворимых гранул…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Аборт

    Лиля влюбилась в своего однокурсника. Он был прекрасен. Его звали Дима. Он был так необыкновенно умен! Те задачи, которые требовали от нее…

  • Летний отдых

    В нынешнем году Грета сняла на август коттедж побольше. Она не сомневалась, что вторая спальня не будет пустовать, но обсуждать с Джоном в феврале…

  • Знать будущее

    Мы с Лидой пили кофе у нее на кухне. Я вполне привыкла и почти охотно пью то, что называют "кофе" у меня дома: ложка растворимых гранул…