?

Log in

No account? Create an account

November 25th, 2017

Когда господь творил Планету, Он излил на нее много красоты и выдумки. Но с необыкновенной, исключительной любовью и нежностью сотворил Всевышний красавицу Италию. А что особенно прекрасно в этой земле? Найдутся, конечно, простаки, которые закричат: "Тосканна, Тосканна!" Ну что же, Тосканна очень хороша. Простим им этот возглас. Но чистую правду скажу вам сейчас я. Особенно - Ломбардия! А там, в Ломбардии,  лучший город, конечно, Кремона. И воздух в Кремоне так чист, небо такое синее и река По такая плавная, что каждый, кто родился и вырос там, с детства безошибочно отличает истинно прекрасное от подделки. Всякий лодочник сочиняет стихи, любой бондарь разбирается в архитектуре и без размышлений отличает ионическую капитель от коринфской. А уж музыка там разлита повсюду и собирается в лужицы, как дождевая вода после ливня. Множество музыкантов  сочиняют симфонии и концерты, и играют их одинаково охотно, как для Кремонского герцога, так и для детишек из соседнего двора. И инструменты, на которых они играют, сделаны, конечно, в Кремоне. Солнце и Луна, день и ночь оглядывающие с любопытством, что происходит на Земле, не видели скрипичных мастеров лучше, чем те, что родились и жили в этом лучшем из городов. Скрипки, сотворенные их руками, сделаны из редчайших пород дерева, струны - из жил самых красивых семимесячных ягнят, выращенных в Южной Италии. Лак из смол самых прекрасных пиний, и инструменты получались у них такие певучие и красивые, каких потом никому не удавалось создать за 300 лет, что прошли с тех пор.
Однажды мастер Амати отпер дверь в мастерскую и не увидел на рабочем столе свою последнюю, самую любимую скрипку, которую он окончил только накануне. Он встал рано утром и почти бежал, чтобы дотронуться дрожащими пальцами до этого совершенства, но скрипка исчезла. Вместо нее на столе сидела прекрасная девушка. Она была  голенькая, и прежде, чем накинуть на ее смуглое безупречное тело свой плащ, мастер разглядел тонкую талию, совершенные бедра, нежные округлые плечи и стройную шею. Он конечно узнал ее - его скрипка ожила.
- Как зовут тебя? - спросил мастер. И голос ее был так певуч и гармоничен, что, не поняв ответа, он упал в обморок. Девушка вышла замуж за лучшего ученика старого мастера и осталась в мастерской.

С тех пор это стало случаться довольно часто. Лучшие скрипки превращались в женщин. Скрипка-четвертушка, совершеннейшая из всех, что доводилось делать земным мастерам, наутро после того, как была признана окончательно готовой, превратилась в нежную прелестную семилетнюю девочку, которую удочерили бездетные музыканты. Она пела на их концертах и любители музыки приезжали на эти концерты со всех краев земли и даже приплывали из-за океана. Потом она, конечно, вышла замуж за молодого скрипичного мастера и они были очень счастливы.
Все уже привыкли к Кремонским превращениям и мастера не жалели своих лучших творений, за которые можно было выручить столько денег, что достало бы купить небольшой палаццо. Напротив, они ждали, какую из скрипок ее совершенство наделит женской душой и женились на красавицах с неземными голосами. А закончилось это печально. Однажды ожила виолончель. Она превратилась в сорокалетнюю женщину с глубокой властной колоратурой. Пропорции ее тела были, конечно, безупречны. А все же сорокалетняя матрона совсем не то же самое, что чарующая юная девушка с нежным сопрано. Она пожелала выйти замуж за мастера, сотворившего ее, и семнадцатилетний юноша не посмел уклониться. Тут уж она стала хозяйкой,  и с тех пор никакие струнные  не были настолько божественны, чтобы в них могла поселиться женская душа. Так и закончились Кремонские превращения.