May 19th, 2018

Абсолютный холод

Прочла новый роман. "Минус 273 градуса по цельсию". Автор Анатолий Николаевич Курчаткин. Не могу скрыть от вас - он сам мне книгу и подарил. И даже с дарственной надписью, из которой следует, что мы с ним, как бы, занимаемся одним делом - литературой.
Не из скромности пишу сейчас и не для того, чтобы мне возразили, что у меня чудесные рассказы. Я про то, что роман - это целый мир. Романист создает вселенную. Акт творения, ближе любого другого человеческого деяния подходящий к тому, о чем написано в Первой Строке בְּרֵאשִׁית, בָּרָא אֱלֹהִים, אֵת הַשָּׁמַיִם, וְאֵת הָאָרֶץ
И я вошла в этот мир. Я пробыла там несколько дней, прошла его насквозь и вышла.


Молодой человек К. - университетский преподаватель философии - любимец студентов. Кто не любит блеск и остроумие, и внезапные острые уколы шуток, и способность отразить выпад из аудитории? Да еще если на экзамене неточность будет истолкована в пользу обвиняемого и все в конечном счете получат подходящие отметки. Да, студенты его любят. И сам он любит свою капризную и восхитительную "Привереду", маму с папой, друга своего "Цирюльника", философию, преподавание, жизнь. Мир несовершенен, государство деспотично, есть правила, которые нельзя преступать, есть вещи о которых опасно рассуждать. Да ведь К. не Пестель. Он вполне вписан и привычен, лишнего не болтает, свое неопределенное неодобрение держит при себе. И все же случайно (как потом выяснилось, по ошибке) попадает в жернова госбезопасности. Роман, который начинался почти как реалистический - за исключением, разве, имен, все глубже уходит в фантасмогорию. И нам, и К. непонятны мотивы противника. Что они хотят от него? Зачем мучают? Чего добиваются?
К. не супермен - наоборот, он простодушен и слаб. Не готов к телесным страданиям, но есть у него нечто, что заставляет читателя поминутно спрашивать себя: "А я? Я мог бы, как он? А нужно - как он?" И это нечто - чувство собственного достоинства.
Может, начни он умолять и унижаться, ничего бы и не было... А может, было бы все то же, но без последней опоры в самоуважении...
Страшные страницы - я не ожидала их в романе Курчаткина - ужасное, постыдное и мучительное насилие, способное навсегда отвратить от женщин; пыточная - с дыбой и средневековыми сложными приспособлениями. И он подвергнут пыткам - не совсем, не до конца, но до пределов его человеческого терпения.
Ну, ладно... дальше читайте
Я обнаружила и рецензию. Холодную, как Служба стерильности. Кажется, автора не тронуло то, что произошло в выдуманном мире Курчаткина. Это странно. Я утонула там и выбиралась на поверхность, чтобы идти на работу, с большим усилием.
Когда-то нас поразила книга Бредбери "451 градус по Фаренгейту" Там жгут книги и люди находят подобных себе, умудряются сохранить последние экземпляры и выучивают эти книги наизусть, чтобы пересказать их своим детям и оставить наследникам главные человеческие ценности.
У К. нет подобных. Ему некого искать и нет надежды на будущее. Абсолютный холод. И только две самые последние страницы романа - то, что спасает нас от греха отчаянья. Спасибо за них творцу этой маленькой вселенной.