June 6th, 2018

Люба звезда ю-тюба

Вчера мой рассказ про арабскую секретаршу прочли восемьсот человек. Какая-то неопределенная неудовлетворенность - вина - тоска посасывают  сердце. Что не так? Может, я чувствую себя неловко перед Львом Толстым? Открыли ли вчера восемьсот человек Анну Каренину?

Или совесть говорит мне, что, чем писать глупости, лучше погуляла бы с внуками. Рассказала бы им про Фердинанда и Изабеллу. Про каравеллы, которые в бурю и штиль без надежной карты и точных навигационных приборов рвутся на запад, чтобы прийти к Индийскому берегу с востока. Не предполагая, что Господь выставил перед ними гигантский материк, протянувшийся с севера на юг, закрывающий проход из Атлантического океана в Тихий.  Про юнгу Жоржи, сверстника моего внука: «Как всякий португальский мальчишка, Жоржи знал, что корабль движется силой ветра, раздувающего паруса. Поэтому, чтобы ускорить или замедлить движение, или изменить  курс, нужно правильно и очень быстро сворачивать одни паруса и разворачивать, и закреплять другие. Капитан отдает приказ, и десятки матросов бросаются опрометью к мачтам, карабкаются на огромную высоту, ползут по раскачивающимся реям – развязывают крепкие морские узлы на толстых канатах и выпускают на волю огромные полотнища парусов, сшитых из прочнейшей парусины. Парус разворачивается, изгибается, наполняется ветром, становится тугим и твердым и несет корабль туда, куда направляет уверенная воля капитана. По полярным морям и по южным...» Да ведь я не сумею на иврите рассказать ни про реи, ни про мачты, ни про огни святого Эльма, ни про пиратов, делящих сундук мертвеца и бутылку рому - и слов таких не знаю. Для внуков я скучная бабушка, с которой можно поговорить об оладушках, о школе, о компьютерных играх. Причем об играх разговор будет односторонний — внук будет горячо рассказывать, употребляя непонятные слова, а я благосклонно кивать и соглашаться.

Так может я чувствую себя виноватой перед работой? Не читаны свежие журналы, не отрегулированы лазеры, покоящиеся на моей совести, и верификационные измерения следовало бы сделать вчера, а я закончу их — дай Бог! — завтра?

Или душа моя скучает по близкому человеку, к которому уже никогда не достучишься?

А скорее всего, душа тут вообще не причем. Просыпается старая знакомая — язва желудка. Вот сейчас приму таблеточку, и все будет хорошо...