June 20th, 2018

Профиль

Кажется, в первые годы после нашего переезда в Израиль, я была не очень хорошей матерью. Сына мы отправили в престижную религиозную школу с углубленным обучением физике и математике. Хорошая была школа. И ребята славные. А все же это был интернат. Мальчик пятнадцати лет жил не дома. В другом городе, в страшноватом грязноватом неуютном общежитии. Теперь и ума не приложу, как я на это согласилась.
А девочка вынужденно стала очень самостоятельна. Сама ездила в школу на автобусе. Один раз замешкалась и сошла возле Дамасских ворот.

Пугающее место - кто не видел! Полная женщина в хиджабе и шелковом пальто до пят взяла растерянную девочку за руку и вывела к Иерусалимской мэрии. К евреям... Мы тогда жили в двух шагах от этого места.

Так вот, один раз в шестом классе моя самостоятельная дочь пошла в поликлиннику к врачу взять справку, что она уже выздоровела от простуды, и может вернуться в школу.
Врач прослушал грудную клетку и  позвонил мне на работу. "Ты не пугайся,- сказал он,- но у твоей девочки нехороший шум в сердце. Я сейчас звонил своему профессору - он великий детский кардиолог. Он примет без очереди. Я даю письмо к нему. Свяжись с его секретаршей, она скажет, когда прийти". Новость не из приятных, но поведение семейного врача было исключительно ответственным и великодушным. Мы пошли к профессору Гуревичу. Он назначил всякие исследования и сам очень внимательно вслушивался в детское сердечко. В конце концов он сказал мне так: "Ничего у неё нет. Джереми прав - шум подозрительный. А все-таки никаких нарушений в работе сердца нет. Но! Когда придёт время призыва в армию, у неё начнутся проблемы. Тамошние умники услышат шумы, скажут, что нагрузки опасны. Понизят профиль и придется ей служить секретаршей у какого-нибудь придурка-полковника. И она по субботам будет дома реветь, что не хочет варить кофе и рассылать мейлы.Так вот!! Я даю вам письмо. Спрячьте его и не потеряйте. Когда при призыве ей захотят понизить профиль, отдадите это письмо. И скажете, что оно от ГУРЕВИЧА. Посмотрим, как они со мной поспорят..."
И мы ушли совершенно счастливые..

Когда пришло время призыва, никаких шумов уже не было, и никто не помешал моей дочери таскаться по всей стране с огромным автоматом и по ночам в свою очередь патрулировать базу. А чем эта база занималась днём я вам не скажу. Да по правде говоря, и сама точно не знаю