December 20th, 2018

Пост и комментарии

Занимательная история неумолимо превращалась в трагедию. Ничего нельзя было поделать. "уж полночь близится, - писал в отчаянии поэт, - а Германа все нет!"

                                                   

Отзывы появились моментально. Двое поставили "лайк".
Один читатель написал: "Полночь не может близиться. Автор безбожно путает пространственные и временные категории".

Другой немедленно ответил: "Чушь. В тексте представлено перемещение объекта в четырехмерном пространственно-временном континууме".

Друг автора деликатно написал: "Мне кажется, полночь - не временнАя характеристика, а момент нижней кульминации солнца. ИМХО, находясь на поверхности Земли к этой точке приблизиться невозможно"

"Как надоел этот безобразный рациональный подход ко всем без разбору явлениям жизни, - горячо вступила случайная посетительница. - Ясно, что Солнце в это время находится в седьмом ведическом доме, препятствуя счастливым брачным отношениям. Нельзя же давать научные объяснения кармическим проблемам!!"

Ей возразили, мягко  указывая на её неосведомленность. Солнце, несомненно должно находиться в третьем доме, и поэтому Герман, вероятно, вот-вот подойдет. Потекла лесенка полемики. Собеседники деликатно намекали на интеллектуальную недостаточность друг друга и отсутствие базовых представлений о предмете дискуссии - влиянии ведического дома на судьбу.

- А я думаю, - написала печальная читательница, что если Германа нет, то ожидать его в этой юдоли бесполезно. Нет его! Материальное бытие исчерпано! Ни в полночь, ни на рассвете он не вернется в этот мир. Бедная Лиза!

- Ржунимагу, - возразил читатель, представившийся профессором русской литературы Йельского университета. "Бедная Лиза" произведение совершенно другого автора. Предлагаю ссылку на моё брифли, которое за шесть минут ознакомит несведущих с содержанием этого произведения и избавит в дальнейшем от подобных конфузов.

Постоянный посетитель блога указал, что имя Германн в данном контексте следует писать через два "н", поскольку оно восходит к древнегерманскому Hermann. Заодно привел анекдот про русского, немца и француза.


Автор утер слезы и сказал жене - девяносто семь комментариев! Я счастлив! Наконец-то мои стихи нашли отклик в читательских сердцах!