November 28th, 2019

Ящик Пандоры

И умер Самуил, и оплакивали его все Израильтяне и погребли его в Раме, в городе его.
Саул же изгнал волшебников и гадателей из страны. (1Цар. 28:3)


Сивиллы все утро работали почти без передышки. Первой пришла крестьянка из недалекой деревни. Расстояния до храма было всего-то стадий двадцать, но она запыхалась, потому что несла с собой маленького козленка, прижимая его к груди, как младенца. Спрашивала, вернется ли ее сын, который ушел на войну. Феодосия посмотрела на просительницу, почесала укус под коленкой и сказала: "Вернется здоровый и уже скоро. Еще до сбора винограда. И не просто вернется, а с рабыней."
     - Будет тебе помощница в хозяйстве,- проговорила Дафна.
Женщина, от радости позабыв даже те немногие приличия, которые знакомы простым крестьянам, подбежала к Дафне, положила козленка ей на колени и готова была, не поклонившись выскочить вон из храма.
     Стараясь не хихикать, Феодосия сказала ей в спину: "Строптивая немного, но детишек нарожает..."
-Ничо, ничо,- пропела хозяйка, - у меня не забалует! - и исчезла в проеме. Дафна позвала привратника и велела ему козленка зарезать, освежевать и поставить варить - все троим  уже давно хотелось мяса.
     К полудню она сказала, что пойдет приправить похлебку, а Феодосия, если придут важные посетители, пусть ее кликнет. "Да не чешись, паршивка, когда говоришь от имени Аполлона". Феодосия снова хихикнула и ответила наставительно: "Если бы Аполлон не хотел, чтобы я чесалась, то комар бы меня не укусил". От подзатыльника она легко увернулась и пока Дафна пошла в ойкос посолить козлятину и нарезать в котел овощей, вышла на воздух. То, что она увидела, изумило ее. По дороге к храму двигалась целая процессия. Впереди шел огромный, как дом, зверь с двумя холмами на спине и лапами льва. Между холмами было устроено кресло с балдахином, в котором сидел восточный царь в невиданно прекрасных одеждах. Зверя за уздечку вел молодой воин. Следом караваном  двигались восемь всадников, а за ними еще четыре груженных поклажей мула. Сивилла  величественно вошла в святилище, уселась на треножник и выпрямила спину, успев стереть с лица улыбку, вызванную презрительным выражением морды безобразного страшилища, на котором ехал царь.
   Привратник заскочил в дверь и хотел что-то сказать, но слова застревали у него в горле. Феодосия одним мановением руки велела ему успокоиться и впустить пришельцев. Она не видела, как они спешивались. Внутрь вошел царь с двумя вельможами и воин с ларцом, в котором лежали дары. Вельможи и парнишка поклонились девочке. Царь стоял неподвижно. Наконец он заговорил, заклекотал тяжелым низким голосом на непонятном языке. Феодосия зажмурилась и замерла. Когда она через долгое время открыла глаза, Дафна сидела на соседнем треножнике и неприлично пялилась на владыку и  его приближенных.
     - Этот бедолага хочет чтобы я открыла для него ящик Пандоры. - тихо сказала Феодосия Дафне. Попробую. Раньше никогда этого не делала. Смотри, сивилла. Она встала, наклонилась  и двумя руками с огромным усилием вывела из под земли бесплотного старца в сером хитоне с длинной седой бородой. Царь ахнул и пал на колени перед духом. Они заговорили на своем языке, а Феодосия почти в обмороке опустилась на табурет. Старец что-то грозно вещал и грозил царю пальцем. Тот умолял и каялся, бия себя кулаком в грудь. Через пару минут дух ушел обратно в подземное царство Аида, а пришельцы низко поклонились обеим сивиллам и вышли из храма, оставив на полу ларец с драгоценностями.
    - Откуда они? - спросила Дафна, оттирая пот на лбу у девочки, баюкая ее в своих объятиях и поглаживая по голове.
    - Не знаю, - невнятно ответила Феодосия. Откуда-то с восхода. Дай мне бульона...

     - Как зовут волшебницу?- тихо спросил царский летописец у казначея.
     - Кажется она сказала "Андора", - так же тихо, чтобы не нарушить мрачное молчание царя ответил казначей. Запиши: "Андорская волшебница"