June 5th, 2021

Секс и насилие

    Многие годы я пребывала в абсолютной уверенности, что секс и насилие на экране предназначены для людей малоразвитых, ущербных с точки зрения морали и неспособных извлекать удовольствие из тонкой игры ума, изысканных мизансцен, элегантных аллюзий, совершенного видеоряда и сокровищ овеществленной метафоры. Немного смущало, что и великие не избегали этих тем, но для Бюнюэля, Феллини, Бергмана и Тарантино я делала исключение. Гениев не ограничивают - они летают, где хотят.
Однако, с возрастом, научившись наблюдать себя и других и рассуждать беспристрастно, я обнаружила, что картинки, изображающие человеческое совокупление есть на чернолаковых этрусских вазах, в древних индийских рукописях, в средневековых фаблио, на самых первых неумелых фотографиях, в тысячах или десятках тысяч фильмов (причем огромное количество этих фильмов не содержит ничего другого) и на множестве интернетовских сайтов, некоторые из которых имеют привычку самопроизвольно прыгать на экран вашего рабочего компьютера в разгар рабочего дня и в присутствии ваших начальников и подчиненных.
     Что уж говорить об убийствах, сражениях, схватках, поединках, драках, боях, побоищах и подробностях палаческого мастерства. От сражения Гектора с Патроклом до сшибки двух сверхзвуковых истребителей. От элегантных дуэлей на шпагах до поголовных смертных битв людей с орками или живых с мертвыми. А для тех, кому чуждо фэнтези - честный могучий бескомпромиссный Рембо, способный и готовый голыми руками (каждая из которых не уступает задней ноге любой лошади Клодта) замочить десяток шерифов, а уж простых спецназовцев - без счета.

     А что же со зрителями? Уверяю вас, все! Абсолютно все смотрят на это в той или иной упаковке в зависимости от личных вкусов и темперамента. Даже паралитики и рафинированные старые дамы.
Хотя - если вдуматься - секс на экране однообразен и скучен: поспешное расстегивание блузки и сбрасывание пиджака, энергичное хватание за задницу, сопение, толчки, стоны... иногда для разнообразия наманикюренные ноготки оставляют царапины на спине, обозначающие, что страсть вышла из берегов. А последняя пуля, всаженная внезапно ожившему противнику точно между глаз никакой неожиданностью, конечно, не является. Но мы смотрим, и сердцебиение учащается...
К чему это? Отчего секс и насилие интересуют людей всех рас, возрастов и культур?

Ответ скучен, как кадры соития пастора с его достойной супругой.

      Могучий древний базовый инстинкт сохранения рода цепляется за любую возможность приобретать опыт в борьбе за жизнь и размножение. Жалкая индивидуальная практика может и не обеспечить выживание и размножение в экстремальных условиях. И так же, как пристрастие к сладкому - рудимент той эпохи, когда высококалорийный плод обеспечивал лишние несколько часов выживания в отсутствии пищи, так и битва Леголаса с Болгом обеспечивает нам драгоценный опыт, который мы, слава Богу, не сумеем использовать при нынешнем образе жизни, но и не решаемся игнорировать. А вдруг? Мало ли??