Нелли (ottikubo) wrote,
Нелли
ottikubo

Тетюшанская гомоза

Моя работа позволяет мне свести знакомства с самыми разными людьми из всех слоев общества. Некоторые представители человечества вызывают такие яркие чувства, что их трудно оставить исключительно для собственного пользования. Немножко расскажу здесь...
Лечился у нас один пожилой профессор. Этнограф и писатель. Известный человек. У меня даже есть его книжка, переведенная на русский язык. Он каждый день приходил на облучение и на просьбу раздеться,- что подразумевало снять обувь, приспустить брюки и что там под ними, и приподнять рубашку - разоблачался медленно и с удовольствием с ног до головы. После этого он вольной походкой, слегка размахивая руками выходил из-за ширмы и неторопливо приближался к лечебному ложу. Наши девочки за годы работы привыкли к зрелищу тех частей тела, которые даже на пляже принято скрывать под одеждой. Но этот пациент приводил их в смущение. Была шокирована и я, однажды внезапно влетевшая в комнату по своим неотложным делам и столкнувшаяся с голым, довольным и раскованным знакомым, который не преминул остановиться и переброситься со мной парой слов. После этого он удобно улегся, а я удалилась, полностью позабыв, что именно привело меня в это помещение.
Под пару этому случаю помнится и другой. На симуляцию пришла молодая женщина, принадлежащая к одному из самых одиозных израильских хасидских течений. Закутаная с ног до головы многочисленными одеждами, она была еще сверху прикрыта пелериной, которая в интересах скромности скрывает даже самые общие очертания женского тела. Поэтому мы предполагали, что начнется длинная история с уговорами, уступками и компромиссами, но - нет! По первому предложению раздеться, что позволяло ей оставить на теле большую часть одежды, пожертвовав лишь двумя-тремя ее элементами, она, в считанные секунды, сбросила с себя все до последнего лоскутка и с интересом ожидала продолжения приключений. Оказалось, она специально ходила посветоваться с ребецинь и та велела ей слушаться персонал безо всяких возражений.

Еще одна незамысловатая  история, которую я не могу забыть вот уже много лет, связана с мамой и дочкой. Мама была большая полная женщина лет тридцати пяти, а дочка худеньким семилетним заморышем. Когда под действием химиотерапии у девочки стали выпадать волосы, мама обрила свою голову и они гордо ходили взявшись за руки в одинаковых джинсах и майках, одинаково сверкая бритыми головами.
Но самой удивительной матерью была шведка из города Упсала. Они с мужем купили домик в Бейт Лехеме  и усыновили шесть или семь арабских детей с разными психическими и соматическими заболеваниями. Она была им нежной матерью, говорила с ними по арабски и без колебаний отдавала им свою жизнь. Двух самых маленьких она приводила с собой на лечение, не рискуя оставить их на попечение старших братьев. Это была Святая в том самом смысле, который вкладывает в это слово католическое сознание, хотя сама она была протестанткой. Небеса могли бы отнестись к ней милостивее, но у них, как всегда, свои виды. Через несколько месяцев ее муж швед остался вдовцом с  больными детьми в арабском городе. Что с ним стало дальше я не знаю...
Необычайно интересным, обаятельным и привлекательным человеком оказался известный израильский физик родом из Харькова, крупный публицист и редактор литературного журнала. Мы вылечили его, но он много лет наблюдался у своего врача и мне доводилось беседовать с ним и его женой, когда они приходили на ежегодные проверки. Она написала множество популярных романов и сделала его фамилию известной среди менее высоколобых читателей чем те, которые читают его статьи по физике и эссе по культурологии. Этот человек запомнился мне сочетанием ощутимого мощного интеллектуального потенциала и мягкой внимательности к тем  банальностям, которые я вставляла в нашу беседу.
Последняя история касается человека, которого мы лечили радиоактивным йодом. Это очень успешное и надежное лечение после операции по удалению щитовидной железы. Единственным неудобством является то, что несколько дней после приема лекарства пациент немножко излучает и для безопасности семьи устанавливаются ограничения на его контакты с родными. Однако через неделю он совершенно безопасен и возвращается к обычному образу жизни.
Этот человек позвонил через пару недель и спросил, можно ли ему купаться в Мертвом море. Он с трогательной ответственностью опасался, что воды Мертвого моря от контакта с ним станут вредны для других купающихся. Да будет благословен маленький, не совсем здоровый человек, боящийся повредить собой огромному и уже давным давно мертвому морю.

    

Tags: Онкологические рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments